ФЭНДОМ


Пролог Править

Кенпачи Зараки шёл к Вратам миров. Впереди была битва. Однако, он был совсем не один. За ним следовал весь одиннадцатый отряд. Чёрное море заполонило улицы.

Зараки предпочёл бы пойти в одиночку, но Иккаку напомнил ему, что он не сможет сам найти Року. Арранкар скрывала свою духовную силу; впрочем, даже если бы она этого на делала, Зараки вряд ли бы это помогло.

Одиннадцатый отряд был сборищем буйных грубиянов. Те, кто жил поблизости от казарм, менталитетом сильно не отличались. Например, хозяйка местой забегаловки могла спокойно приструнить разбушевавшихся солдат ударом бутылки по голове. Но даже она наблюдала за процессией с благоговением. Ей никогда не доводилось видеть, чтобы целый отряд отправлялся на задание. В отличие от одного из постетителей забегаловки. Пожилой мужчина видел такое зрелище множество раз. Но во главе процессии всегда был Кенпачи Куруяшики. Старик обронил ностальгическую слезу.

За процессией наблюдали не только мирные жители — всё-таки, событие было чуть ли не уникальным. Лейтенанты Ренджи Абарай и Тецузаэмон Иба стояли в отдалении на крыше дома. От такого зрелища кровь закипала в жилах.

Ренджи чувствовал тяжёлую и неистовую духовную силу человека, шедшего во главе отряда. И как только Ичиго смог победить его, да ещё и без банкая?

Глава 11 Править

Сотни лет назад жили-были два брата. Страший был генералом, младший — алхимиком. Их образ жизни разительно отличался, но они оба были одинаково жестоки.

Старший брат отдавал отдавал пленников младшему на опыты. Младший проводил над ними бесчеловечные эксперименты. В конце концов, из озлобленных душ людей, погибших в его подвале, родилось чудовище — пустой.

Чудовище дождалось момента, когда оба брата были в лаборатории, и убило их. Оно хотело мучить их, а потом сожрать. Но призрак младшего брата, взглянув сначала на своё тело, а затем на чудовище, залился истерическим смехом. Именно этого он и добивался.

Призрак младшего брата подошёл к призраку старшего и укусил его в шею. Пока он ел, улыбка победителя не сходила с его губ. Цепь на его груди сломалась, на её месте разрасталась дыра. Чудовище, осознав, что за жуть творится перед его глазами, попыталось сбежать, но пустифицировавший брат пожрал и его. Всё это время он не переставал смеяться.

Прошёл день. Младший брат, глядя на свои гротескные руки, прошептал, что вот так начинается путь к совершенному существованию.

***

Когда-то давно жил да был Менос Гранде по имени Заельапорро Гранц. Пожрав бесчисленное количество пустых, он превратился в Васто Лорде. Его боялись многие.

Большую часть времени он был «мирным» исследователем. Проводил различные эксперименты, например, создавал искусственных Адхучасов. Он практически не сражался, потому что в боевом режиме он терял контроль над своими способностями и убивал противников. А он хотел, чтобы они оставались живы, чтобы над ними можно было проводить опыты.

Впоследствии он стал работать на короля Бараггана. Когда появился новый король, Сосуке Айзен, Заельапорро попал в Эспаду. Он получил номер сильнейшего — 0. Но он считался нулевым эспадой только тогда, когда впадал в боевую ярость. У Заельапорро-учёного был другой номер.

Но Заельапорро этого было недостаточно. Ему не нужна была сила, ему не нужен был статус. Ему нужно было совершенное сущестование.

После бесчисленных экспериментов он убедился в том, что не сможет овладеть приёмом, который он назвал Габриэль, без определённого преобразования своего тела. Он должен был снова стать Адхучасом и затем снова эволюционировать.

Заельапорро считал своё боевое безумие, в котором он терял рассудок, бременем. Поэтому, когда он сделал шаг назад в своей эволюции и стал Адхучасом, он разделил себя на две части. Он отделил «мечника» от себя. Основанием для этой части его души оказался его брат.

Таким образом, Заельапорро потерял большую часть своей силы, а вместе с ней, и место в Эспаде. Но он продолжал свои эксперименты и в итоге довёл Габриэль до совершенства. Его вернули в Эспаду — но не за боевую мощь, а за силу его знаний — и дали номер 8. Его брат, Адхучас, отдалённо напоминающий быка, бродил по Уэко Мундо и прибился к группе других Адхучасов. Через некоторое время к ним присоединился Адхучас-пантера, и впоследствии, они все стали служить Айзену.

Заельапорро не испытывал никакой привязанности к брату. В его глазах брат был лишь куском мусора, который он выкинул. За силой он тоже не гнался. Обретя способность перерождаться, Заельапорро был уверен, что достиг совершенного существования.

Тем не менее, в итоге, он проиграл синигами и отправился в ад. Так и закончилась история Заельапорро Гранца.

Но история его двойника только начиналась.

Наши дни. Уэко Мундо.

Двойник Заельапорро вспоминал «своё» прошлое. Да, он был всего лишь копией. Но он всё прекрасно помнил, может быть, даже лучше, чем настоящий Заельапорро.

Резрвная копия, из которой он был создан, содержала воспоминания, которые настоящий Заельапорро мог уже и забыть. Кроме того, она содержала воспоминания с тех времён, когда Заельапорро ещё не разделил себя на две части. С тех времён, когда Заельапорро обладал огромной силой.

Если объединить двух арранкаров, их сила не просто сложится. Слияние может послужить ключом к двери, за которой скрывается огромная мощь. Как у Старка и Лилинетт. Как у Заельапорро и его брата.

Двойник думал, что Заельапорро очень глупо поступил, пожертвовав своей силой. И, раз он сам всего лишь копия, рамки Заельапорро ограничивать его совсем не обязаны. Он — не Заельапорро. Он — это он. И он хочет вернуть старую мощь Заельапорро.

Он выстрелил Серо. Пикаро заохали от удивления. Они решили, что это было Гран Рей Серо. Двойник поправил их. Это было обычное Серо, и оно обладало лишь тридцатью процентами мощи Серо, на которое настоящий Заельапорро был способен в свой золотой век. Слова о «настоящем Заельапорро» сбили Пикаро с толку. Кто же тогда перед ними? Двойник решил назвать себя Сиеном(, Flag of Spain «cien» — «сто»)
Сиеном

Flag of Spain «cien» — «сто»
, в честь своего номера.

Половина Пикаро должна была искать Року. Другая половина — помогать Сиену найти его «сокровище».

Сиен предполагал, что он может получить силу исходного Заельапорро, если он соберёт все те части, которые тот разбросал по Уэко Мундо после того, как разделился надвое.

И что тогда? Что делать с этой мощью? Стать новым королём пустых? Отомстить Обществу душ? Все эти варианты — которые настоящий Заельапорро счёл бы бесполезной тратой времени — нравились Сиену.

Но сначала он должен был довести Року до такого состояния, что она не смогла бы регенерировать. Ему нужно было, чтобы её паутина пронизала Общество душ и ад. Он уничтожит её и заберёт «систему нитей» себе. Конечно, он мог просто приказать ей. Она всё ещё слушалась его. Но долго ли это будет продолжаться?

Маюри отрезал Сиена от нитей Негасьона, и теперь духовные частицы его тела медленно рассыпались. Если ничего не предпринимать, то он рассыпется в пыль. Но в этом Сиен не видел никакой проблемы. Ему всего лишь нужно есть. Он выживет, если будет потреблять больше духовных частиц, чем теряет.

Он мог бы снова присоединиться к Роке и существовать как её часть. Но это было бы оскорблением, если бы его жизнь зависела от кого-то, кто стоит ниже него. От инструмента.

Сиен взгянул на свою руку и увидел, как духовные частицы отваливаются от неё. Использование сил ускоряло процесс. Но беспокоиться не о чем. Рядом с ним было полно еды. С полсотни арранкаров.

Глава 12 Править

Общество душ.

Собрание капитанов завершилось. Комамура спросил у Кьёраку, почему Азаширо восстал против Общества душ. Он соглашался с тем, что у восьмого Кенпачи были спорные идеи, однако он не был похож на злодея.

Кьёраку сказал, что Азаширо восстал во имя справедливости. Но то, что приносит пользу справедливости Общества душ и мира людей не обязательно приносит пользу Сейрейтею и Руконгаю. Кьёраку напомнил Комамуре, что у каждого своё видение справедливости. Тот вспомнил своего старого друга.

249 лет назад. Общество душ, Врата Белого пути.

Джиданбо пытался не пропустить Азаширо через ворота. Однако, Азаширо не хотел пройти в Сейрейтей — напротив, он хотел из него выйти. Джиданбо молотил топорами и уже думал, что обратил Азаширо в пыль, но тот просто незаметно проскользнул мимо. За воротами его поджидали Кьёраку и Укитаке.

***

Азаширо предложил превратить жителей Руконгая в сильных солдат с помощью его способностей. Солдат, которые впоследствии выдвинутся на Уэко Мундо.

Совет сорока шести лишь рассмеялся. В шутку они даже одобрили план Азаширо. Они и подумать не могли, что он действительно на это способен. Но затем Азаширо изменил души нескольких преступников. Увидев, как эти новоиспечённые воины клянутся в верности Азаширо, совет резко изменил свою позицию. Вероятно, они боялись за своё положение. Они скрыли тот факт, что, формально, идею Азаширо они одобрили. И обвинили его в том, что он «без разрешения внёс изменения в души нескольких преступников». Совет 46 объявил Азаширо преступником.

Азаширо же просто сообщил, что он всё равно продолжит выполнение своего плана, и спокойно ушёл.

***

Укитаке и Кьёраку пытались его отговорить. Азаширо же, в свою очередь, пытался убедить их в оправданности своих идей. Но никто из них успеха не добился.

Азаширо сделал шаг вперёд. Укитаке и Кьёраку, в ответ, высвободили шикаи. Азаширо начал читать заклятье, но остановился посередине.

«Значит… даже Король душ против моих идей.»

Азаширо сказал, что он отказывается от своих планов и сдастся суду совета.

Всё трое вернулись в Сейрейтей. Когда они проходили мимо Джиданбо, тот был сильно удивлён, и решил, что перед ним близнец Азаширо. В городе перед тремя капитанами предстало зрелище из нескольких сотен лежащих на земле синигами, в том числе и нескольких капитанов, неспособных сражаться. Их всех победил Азаширо.

Азаширо жалел только о том, что в потасовке ранил продавца из «Серебряной стрекозы». Он сказал, что однажды возместит ущерб.

Азаширо приговорили к девятнадцати с половиной тысяч лет заключения в Небытии.

Идею Азаширо об «улучшении душ» впоследствии снова поднял один синигами. Око Юшима активно развивал разработку модифицированных душ и проект «Острие копья», но Совет 46 свернул его деятельность. В конце концов, все наработки были уничтожены, кроме одной модифицированной души, которая смогла сбежать в мир людей. Там она встретила одного исполняющего обязанности синигами. Но это уже совсем другая история.

Наши дни. Казармы первого отряда.

Комамура спросил Кьёраку, почему Азаширо сдался так легко. Причина была проста — нулевой отряд. Азаширо остановился, когда нулевой отряд прибыл в Общество душ. Видимо, несмотря на то, что он мог бросить вызов всему Готею 13, он счёл борьбу с нулевым отрядом действием бессмысленным.

Объяснив это всё Комамуре, Кьёраку про себя — чтобы Азаширо точно не услышал — подумал, почему же Азаширо просто не слился с Руконгаем, чтобы сбежать. Неужели у его спобностей есть предел?

Глава 13 Править

«Бухахаха!»

Дон Канонджи ехал по Каракуре на своём излюбленном автомобиле «Жанна д'Арк». Рока сидела на пассажирском кресле рядом с ним. Одета она была несколько экстравагантно: широкополая шляпа бросала тень на лицо, перемотанное шарфом, который скрывал её маску.

Час назад. Крыша заброшенной больницы.

Внезапное появляение Дона сильно удивило Року. Дон представился и спросил, чем он может её помочь. Рока не знала, как на это отреагировать. Она попыталась связаться с Заельапорро, но ей это не удалось. Что-то разорвало нити, которые их связывали.

Без Заельапорро она чувствовала себя потерянной. Её хозяин дал ей хоть какой-то смысл в жизни — быть его инструментом. Но что теперь?

Она сказала Дону, что ничего не знает. Не знает, что хотела бы делать. И чем можно ей помочь. Она уже собиралась поблагодарить его за заботу и исчезнуть, но Дон схватил её за руку. Он сказал, что блуждающие духи часто теряют воспоминания о своей прошлой жизни, и Роке нужно просто попробовать разные вещи и найти, что ей нравится.

Рока хотела поправить его — она не была плюсом. Но, увидев уверенную улыбку Дона, так и не смогла ничего сказать.

Дон пообещал Роке помочь найти её призвание. И, раз она не знает, чего хочет её внутреннее я, начать пробовать новое стоит с внешнего — а именно, сменить наряд.

Каракура, Старый город, дорогой бутик рядом с вокзалом.

Дон и Рока зашли в бутик, где Дон часто покупал себе одежду. Эксцентричный продавец помогал Роке с выбором.

Дон и продавец обменивались короткими фразами. Рока внезапно поняла, что впервые в её жизни с ней обращаются, как с женщиной, а не как с инструментом.

Дон катал её по всему городу, надеясь, что впечатления помогут Роке вспомнить себя.

В то же время. В автобусе.

Режиссёр шоу Дона Канонджи готовился к съёмкам. К нему подошёл один из его сотрудников и сказал, что видел, как Дон проезжал мимо — и в его машине сидела та самая мистическая женщина в маске. Он уже нашёл её!

Режиссёр сказал всем приготовиться. Пришло время для шоу.

***

Дон купил Роке мороженое. Она попробовала, но ничего не сказала. Дон спросил, нравится ей или нет. Она заверила его, что «это весело». Дон засмеялся и проправил её: это вкусно.

Роке никогда не приходилось задумываться о вкусе. Она никогда ничего не ела. Раньше Заельапорро вводил ей духовные частицы, а теперь она впитывала их из окружающей среды с помощью своей паутины. Она никогда не пожирала духов, как это делают другие пустые. Даже сильные пустые, обладающие разумом, — Эспада, например, — порой пожирают души людей. Но Роке ни разу не приходилось что-то есть в мире людей.

Она узнавала столько нового. Например, что значит веселиться.

В то же время. Каракура, микрорайон Машиба.

Исида шёл домой из швейного магазина «Подсолнух». Внезапно, он почувствовал присутсвие арранкара. Это была та самая женщина в маске. Он уже много месяцев периодически замечал её присутствие, но никогда не настигал её. Тем не менее, он не мог просто проигнорировать это чувство. Она могла быть связана с сотней арранкаров, которые появились в Каракуре днём ранее.

Он осознал, что арранкар движется быстрее, чем обычно. И рядом с ней был человек. Его духовная сила казалась отдалённо знакомой. Он побежал в их направлении. Какого же было его удивление, когда он увидел, женщину в маске и Дона Канонджи, едущих в одной машине.

Между тем, Роке было совестно. Дон считал её плюсом — и, получается, она обманывала его. Она была ему благодарна. Но, тем не менее, она решила исчезнуть — чтобы не навлечь на Дона неприятности. Но внезапно она замерла. Что-то съедало ту часть паутины, которая вела в Сейрейтей. Что-то шло по нитям и приближалось к ней. Она не могла понять, что это. Это её сильно беспокоило. Что-то неизвестное подползало к ней.

Дон остановлися на красный свет.

Что ей делать? Она не имела права втягивать в это Дона. Она собралась исчезнуть, но тут услышала голос:

«Попалась!»

Это был Пикаро в наушниках. Он стоял на светофоре.

Пикаро спросил, поиграет ли Рока с ним.

Глава 14 Править

Несколькими минутами ранее. Разделитель миров.

Одиннадцатый отряд шёл в мир людей через разделитель миров, ведомый десятками адских бабочек. Зараки считал, что они идут слишком медленно. Он хотел схватить одну из бабочек и побежать вперёд. Иккаку заметил, что обездвиженная бабочка не сможет его вести. А Ячиру добавила, что Зараки скорее раздавит бабочку.

Юмичика почувстовал странную духовную силу. Он заметил её раньше остальных, потому что уже встречался с ней.

Это был Азаширо. Он стоял перед вратами в мир людей.

Офицеры молча смотрели на него. Рядовые были менее сдержанными. Из ропота вырвался крик: «Самозванец!» — Азаширо был в капитанском хаори. Зараки тихо приказал им заткнуться. Все мигом замолчали. Не сколько из-за слов, сколько из-за духовной силы.

Азаширо и Зараки представились друг другу. Зараки сказал, что он должен хотя бы разок победить Азаширо — чтобы его титулу Кенпачи ничего не угрожало. Азаширо высказал предположение, что Ямамото отправил вместе с Зараки весь отряд, чтобы можно было провести официальную дуэль за звание Кенпачи.

Юмичика задумался, почему Азаширо встречает их лично. Если он может слиться с чем угодно, почему он просто не слился с воздухом в разделителе миров и не убил их? Может, у его способностей есть предел?

Ячиру спрыгнула с плеча Зараки, пожелав ему удачи. Но тут откуда ни возьмись появились Пикаро. Иккаку громко пожаловался, что они пришли не вовремя. Некоторые из Пикаро узнали «лысого демона». Ячиру поправила — на самом деле он Скользкий. Она весело прыгала между Пикаро, что ещё больше злило Иккаку.

Ячиру попросила Пикаро не мешать дуэли — и тогда она с ними поиграет. Пикаро согласились. Иккаку снова начал прогонять их в Уэко Мундо.

Внезапно горло одного из Пикаро пронзил клинок — он появился как будто бы изнутри. Арранкар упал на землю.

Азаширо отругал Иккаку за то, что он хотел позволить арранкарам уйти. Всё это время он не шевелился, но было очевидно, что клинок — его рук дело.

Зараки спросил, какой смысл убивать слабаков. Это даже за разминку не сойдёт. Азаширо сказал, что главная цель синигами — убивать пустых, и как можно эффективнее, что бы там их желания или гордыня ни говорили. Пикаро падали один за другим.

Зараки махнул мечом в сторону Азаширо, чтобы напомнить ему, кто его противник. Неистовая волна духовной силы пробежала по разделителю миров, прямо к воротам, которые вели в мир людей.

В то же время. Каракура.

Пикаро спросил Року, хочет ли она поиграть с ним. Но потом заметил Дона и понял, что проиграл гонку.

Исида в это время был уже на крыше, готовый ударить в любой момент. Он почувствовал ещё одну духовную силу, даже более подозрительную. Это был синигами. Похоже, он был где-то в небе неподалёку. Дон тоже это заметил.

Между тем, Пикаро в наушниках разговаривал с теми, кто был в разделителе миров. Он хотел к ним присоединиться. Он сказал, что пойдёт к ним, после того, как появится Сиен. Вместе с Сиеном они поиграют в очень весёлую игру, в которой они уничтожат Року.

Разделитель миров.

Удар Зараки не ранил Азаширо. Но повредил ворота.

Между тем, Пикаро падали один за другим. Макизо Арамаки призвал их убежать. Пусть они и пустые, ему было неприятно наблюдать за массовым убийством детей. Один из Пикаро спросил, что атакует их. Арамаки ответил. Все Пикаро разом посмотрели на Азаширо. Значит, он хочет с ними поиграть?

Азаширо сказал, что даёт последний шанс людям Зараки сбежать. Никто не шелохнулся. Азаширо вздохнул. Он повернулся к Зараки и предложил ему сдаться. Тот сказал, что даже если Азаширо действительно может превратиться в воздух, то он просто разрубит этот воздух. Азаширо понял, что взывать к рассудку солдат из одиннадцатого отряда бесполезно. Он закрыл глаза и начал читать кидо.

Один из упавших Пикаро поднялся, к большому удивлению Иккаку.

Внезапно со всех сторон послышались заклятья. Из стен, пола и потолка разделителя миров появилось множество рук и ртов, читающих кидо. Азаширо слил несколько сотен гигаев из НИИ синигами с окружающим пространством. По команде Азаширо они читали одно заклятье за другим.

На одиннадцатый отряд обрушился шквал кидо. Двери в Каракуру не выдержали и разлетелись в щепки.

Каракура.

В ответ на слова Пикаро Дон рассмеялся, чтобы разрядить обстановку. Он сказал, что во время игр людей не уничтожают. И тут же осёкся — высоко в небе, где-то на высоте одного километра, появилась трещина, и из неё вырвалась огромная духовная сила.

Исида тоже был потрясён. Он ждал врата миров, но никак не этого. Он хотел проверить, что это, но не мог оставить Дона Канонджи наедине с арранкарами. Взять его с собой?

Внезапно он почувствовал присутсвие ещё нескольких арранкаров.

Около светофора открылась Гарганта, и из неё выскочили десяток Пикаро, а вместе с ними…

Когда Исида увидел его, ему сразу же вспомнилась острая боль, которая бывает, когда твои внутренние органы раздавливают один за другим.

Хотя его духовная сила немного изменилась, выглядел Заельапорро Гранц именно так, как Исида его запомнил.

Глава 15 Править

Общество душ, НИИ синигами.

Лаборатория изучения духовных колебаний была поднята по тревоге. Рин оповестил всех о том, что в Каракуре появлилсь Пикаро вместе с вторженцем, проникшим утром в НИИ. Он отметил, что духовная сила вторженца выросла.

Акон приказал Рину доложить о ситуации главнокомандующему, чтобы тот решил, нужно ли отправить подмогу.

Акон беспокоился о том, что может произойти, если столкнутся два Кенпачи и этот вторженец. Не придётся ли им снова переносить весь город, чтобы спасти его от разрушения?

Каракура, Китакавасе, перекрёсток, светофор.

Рока была потрясена. Она никак не ожидала увидеть господина Заельапорро. Тот поправил её, сказал, что его теперь, для удобства, зовут Сиен.

Рока спросила, что он делает в мире людей. Сиен сказал, что это не её дело — ведь она всего лишь инструмент, который, к тому же, исчерпал себя. Он отдал ей последний приказ — не двигаться. Её «прялку» будет тяжело отделить от её тела, если что-то пойдёт не так, как надо.

Он собрал духовную силу в правой руке, но ударить не успел — его руку пронзила стрела. Сиен смерил Исиду осуждающим взглядом. После короткого диалога Исида понял, что перед ним не Заельапорро. Действительно, его духовная сила была немного другой, как будто бы это был другой арранкар, примешанный в духовную силу Заельапорро. Исида чувствовал, что Сиен гораздо сильнее Заельапорро.

Рока осознала, что духовная сила Сиена похожа на ту, что была у Заельапорро до того, как они с Иилфордтом разделились.

Сиен спросил, что за клоун сидит рядом с Рокой. Дон представился, в процессе назвав арранкара «интеллектуалом в очках номер 1». Исиду раздражало то, что Дон был неспособен оценить опасность ситуации. У него промелькнула мысль — значит, он — номер 2?

Исида приготовился ударить снова, но тут ограда на краю крыши зашевелилась и попыталась обернуться вокруг его запястий. Он быстро осткочил.

«Ты… Урюу Исида. Последний квинси. Так?» — спросил Азаширо, стоявший на машине Дона. Затем он добавил, что, если квинси убьёт этих арранкаров, это сильно навредит балансу душ. Поэтому он и остановил его. Это его работа как синигами.

Сиен прекрасно знал, кто такой Азаширо. Тот спросил, встречались ли они ранее. Арранкар сказал, что он должен быть благодарен Азаширо — ведь если бы Заельапорро не наблюдал его дуэль с Куруяшики, он бы не стал наделять Року паутиной. Азаширо было неприятно слышать, что способности Урозакуро были использованы в исследованиях пустых. Тем не менее, он всё ещё собирался использовать Року, чтобы уничтожить всех пустых.

Рока подумала, что Азаширо смотрит на неё так же, как и Заельапорро — как на инструмент.

Азаширо повернулся к Исиде. Он сказал, что его происходящее не касается. И добавил, что оставит Исиду в живых, если тот избавится от своего оружия и будет жить остаток своей жизни как обычный человек. Исида ответил, что не доверяет синигами настолько, чтобы поверить, что это его не коснётся.

Азаширо забрал его крест квинси и сказал, что вернёт его позже. Возможно, ему пригодится квинси, чтобы подправить количество душ. Азаширо добавил, что забирает назад титул Камаитачи. Имя, которое стало обозначать лучшего мастера метательных снарядов, изначально было просто прозвищем Азаширо.

Урозакуро рассмеялась за спиной у Азаширо. Слишком уж много внимания он уделяет «просто прозвищу». Это его донимало? Что его титул перешёл не Бьякуе Кучики с его Сенбонзакурой, а младшему брату Джиданбо. Она предположила, что Бьякуя просто не хочет называться именем, которое ассоциируется с Азаширо. Она снова рассмеялась.

Азаширо отрицал свою привязанность к этому прозвищу. Интеерсно, смог ли бы он заставить её замолчать, если бы полностью контролировал её, как остальные синигами контролируют свои банкаи? Но он не успел додумать свою мысль — его отвлекла мощная духовная сила.

Сиен узнал духовную силу Зараки. Утром он решил избежать сражения с ним. Но сейчас он должен с лёгкостью победить его. Вместе с Пикаро он собрал некоторые из кусков, которые Заельапорро выбросил в Уэко Мундо. Теперь Сиен был на уровне 60 % от своей полной силы.

Внезапно Сиен осознал, что утром Зараки был не так силён. Азаширо тоже это почувствовал. Он предположил, что капитан снял свою повязку. Урозакуро предостерегла хозяина: не стоит недооценивать Зараки. Всё-таки, она не всесильна. Она предложила вернуться в Сейрейтей — где она чувствует себя лучше всего — и убить его там. Азаширо приказал ей замолчать. Если он будет сражаться в Сейрейтее слишком часто, НИИ может придумать, как противостоять его силе.

Ему нужно было слиться с нитями арранкара вне Сейрейтея. Его возможности по слиянию были неограничены, однако если его истинную форму полностью заблокирует камень секки, то то, с чем он слился больше всего, станет его новой истинной формой, то есть, его сознание окажется заперто в этом объекте.

Урозакуро заметила, что он мог бы просто убить всех работников института. Азаширо ответил, что он не хочет убивать больше синигами, чем необходимо. Его меч только рассмеялась. Когда он использовал её в первый раз и совершил массовое убийство, его почему-то такие идеи не посещали.

Азаширо промолчал. Зараки убить было необходимо.

Зараки, оскалившись в широкой улыбке, вышел из остатков врат. Раны по всему его телу сильно кровоточили. Он взглянул на Азаширо. Он признался, что недооценил кидо. Колдовская уловка Азаширо оказалась не такой уж и скучной и здорово подняла Зараки настроение.

Присутсвие Зараки заставляло Дона, Року и Исиду трепетать. Последний удивился, как Куросаки смог выжить в битве с таким человеком.

Вслед за капитаном появились Иккаку, Юмичика и ещё несколько синигами. Все были ранены, но не так сильно, как Зараки.

Азаширо удивился, увидев, что повязка всё ещё была на глазу у Зараки.

Азаширо решил сначала расправиться с Сиеном. Он попытался использовать свой фирменный приём, но у него ничего не вышло — странные потоки духовной силы, окружавшие арранкара, не позволяли Азаширо материализовать клинок. Сиен напомнил Азаширо, что он создал Року, увидев его силы. Разумеется, он предпринял контрмеры на случай подобной ситуации.

Азаширо оставался спокойным. Ему просто придётся поменять тактику.

Между тем, Рока нервничала из-за того, что втянула Дона во всё это. Она могла сбежать с помощью своих нитей, но она не хотела бросать Дона. Кто знает, что могут арранкары и синигами с ним сделать?

Дон признал, что не совсем понимает, о чём говорят все эти духи и… вжал педаль газа в пол.

Сиен выпустил Серо им вдогонку, но оно внезапно изменило траекторию и взорвалось высоко в небе. С помощью Пескисы Сиен обнаружил, что Рока сплела нити Негасьона в полотно, которое и защитило их от удара.

Сиен был поражён. Разумеется, он знал, что нити Негасьона можно использовать подобным образом. Но он никак не мог ожидать, что Рока — его инструмент — будет перечить его решениям. Он приказал ей не двигаться. Сказал, что разберёт её. А она посмела ослушаться? Потрясение Сиена переросло в ярость. Да как она посмела?! Она же всего лишь инструмент в его руках!

Он схватил ближайшего Пикаро за горло. Он сказал, что ожидал, что Рока может предать его, но это злит его сильнее, чем он думал. Он спросил Пикаро, не собираются ли они перечить ему. Когда он почти что сломал Пикаро шею, к нему подошёл Зараки. Капитан заметил, что Сиен с Азаширо любят мучить детей. Они обменялись парой слов.

Сиен отпустил мальчика и приказал Пикаро преследовать Року. Он мог бы убить пару Пикаро, чтобы выпустить пар, но этого было бы мало. Ему требовалось настоящее сражение. И Зараки — тот, кто расправился с Нойтрой — как раз прекрасно подойдёт. Зараки заметил, что ему понравилось драться с Нойтрой, и высказал надежду, что Сиен тоже сможет развлечь его.

Сиен вспомнил те времена, когда братья Гранцы были ещё людьми. Их дни были наполнены смертью. Сиен не был похож на Зараки или Нойтру. Он не жаждал силы и сражений. Но быть окружённым смертью ему определённо нравилось.

Его духовная сила становилась всё меньше и меньше похожа на духовную силу Заельапорро Гранца. Но безумие Заельапорро Гранца всё ещё было при нём. Сиен вынул меч из ножен и проглотил его, сказав: «Пей, Форникарас».

Каракура, Школьный городок, старшая школа Каракуры №1.

Дон поставил машину на гостевой парковке школы. Школа пустовала, шли весенние каникулы. Дон сказал Роке, чтобы она вышла из машины. Та подумала, что он прогоняет её. С одной стороны, она была рада — она больше не втянет его в опасные ситуации. Но с другой… Она… не хотела умирать.

Они провели вместе всего лишь один час или вроде того, но этот человек оказал на неё сильное влияние. Он относился к ней, как к женщине, а не как к инструменту. Прогулки по магазинам, разговоры с людьми, мороженое, музыка — в первый раз в жизни Рока просто хорошо проводила время. Она не хотела, чтобы этот раз стал последним.

Однако Дон совсем не собирался бросать её. Он хотел, чтобы она спряталась в зале со спортивным инвентарём. Он не понял, что тогда произошло, но решил, что те злые духи мешале Роке покинуть этот мир. Он собирался победить их, ведь он же герой!

Рока попыталась объяснить ему. Она — не блуждающий дух. Но её прервало появление двух синигами. Это были Иккаку и Юмичика.

Глава 16 Править

250 лет назад. Общество душ, Руконгай.

С начала дуэли прошло лишь мгновение, а Азаширо уже победил. Он победил Куруяшики и стал новым Кенпачи. Но одиннадцатый отряд был с этим не согласен. Он даже не пошевелился! Он сжульничал! Солдаты набросились на Азаширо. Кьёраку попытался их остановить, но Куруяшики опередил его. Он высвободил шикай, Гагаку Кайро, и отбросил их.

Шикай Куруяшики был живым, как Миназуки Уноханы. Вокруг капитана парили в воздухе тринадцать белых чудищ, размером с медведя. У них не было глаз, носа, ушей, даже рук и ног. У них были лишь большие клыкастые пасти.

Каким-то чудом Куруяшики удалось подняться. Он был на грани смерти, но нашёл в себе силы накричать на своих подчинённых. Он проиграл, и они должны были принять этот факт и не позорить одиннадцатый отряд.

Он повернулся к Кьёраку и попросил его передать Ямамото, чтобы тот приглядывал за новичком. Он добавил, что хотел бы однажды сразиться с Кьёраку и Укитаке, но не судьба.

Меч Куруяшики вернулся в невысвобожденную форму. Он выронил его.

Азаширо смотрел на упавшего на одно колено Куруяшики. Он сказал, что если бы тот сразу высвободил банкай, он мог бы и победить.

О банкае Куруяшики ходили легенды по всему Обществу душ. Он призывал из земли гигантскую клыкастую челюсть, которая стирала в порошок всё, до чего могла достать, и живое, и неживое. Всё, кроме самого Куруяшики. Но у банкая было два недостатка. Во-первых, использовав банкай, Куруяшики не мог высвободить меч в последующие полгода. Во-вторых, Куруяшики не мог управлять им, а значит, все, кто попадёт в зону поражения, погибнут. И враги, и товарищи. Совет 46 запретил Куруяшики высвобождать банкай в Сейрейтее.

Азаширо сказал, что Куруяшики никто не запрещает использовать банкай в Руконгае. По всей видимости, он не стал этого делать, чтобы спасти жизни своих подчинённых. Как глупо.

Куруяшики спросил, как зовут его оппонента. Соя Азаширо представился. Куруяшики признал его своим преемником и что-то прошептал ему.

Наконец, он повернулся к своему отряду и Кьёраку и улыбнулся.

«Не беспокойтесь. Я могу умереть, но… Кенпачи никогда не умрёт.»

Куруяшики упал и больше не поднимался.

Наши дни. Каракура, микрорайон Китакавасе, перекрёсток.

Сражение Зараки и Сиена напомнило Азаширо о его дуэли с Куруяшики. Что же тогда прошептал ему умирающий капитан? Он не мог вспомнить. Это было неважно. Копание в прошлом — лишь бесполезная трата времени.

Сиен высвободил ресуррексион. Затем открыл гарганту. Она засосала их с Зараки. Азаширо уклонился от неё. Он был не против такого развития событий — так сражающиеся не нанесут вреда городу и его жителям.

Урозакуро снова заговорила с ним, как обычно, начав фразу со смешка. Она сказала, что надо было убивать Року, пока она была в Сейрейтее. Азаширо ответил, что Зараки и Сиен важнее. Урозакуро согласилась, ведь сливаться с живыми существами для Азаширо было куда опаснее — и он ощутил это в полной мере во время дуэли с Куруяшики.

В отличие от слияния с воздухом или различными неживыми объектами, сливаться с существами, обладающими собственным я — синигами, пустыми, животными, — для Азаширо очень опасно. Всё живое очень сильно отвергает его. В случае с Куруяшики, Азаширо подумал, что просто материализовав клинки из воздуха, он не сможет убить противника. Поэтому он слился с мышцами и сердцем Куруяшики, чтобы заставить его ослабить свою духовную силу. Никто из очевидцев дуэли и подумать не мог, какие сильные повреждения Куруяшики при этом нанёс Азаширо.

Тем не менее, Азаширо собирался слиться с Рокой, чего бы то ни стоило. Урозакуро снова рассмеялась. Да, у каждого сильного банкая есть своя цена. Айзен не мог использовать свой, если его оппонент не видел его шикай. Ичиго Куросаки лишился сил синигами, разыграв свой главный козырь. Урозакуро заметила, что её цена не так уж и велика, если сравнивать с другими.

Да, сила слияния Урозакуро имела свою цену. Во-первых, Азаширо становился уязвим для определённого типа атак. Во-вторых, в банкае он вообще не мог тренировать своё тело. То есть, банкай давал ему огромную мощь в обмен на физическую силу и стойкость. Если у Азаширо отнять способности его меча, его, вероятно, смог бы убить даже какой-нибудь захудалый руконгайский головорез.

Хотя по мнению Азаширо, самым главным минусом был характер его духовного меча. Сказать, что он был недоволен тем, что Урозакуро проболталась о своих способностях Урахаре и Йоруичи, — это ничего не сказать.

Он почувствовал, что остальные солдаты из одиннадцатого отряда движутся в его сторону. Ранее в разделителе миров он постарался никого из них не задеть. Зачем они гонятся за ним? Почему бы им просто не убежать?

Азаширо растворился в воздухе и обратил своё внимание на город. Действительно, концентрация духовных частиц здесь была очень высока. У него может даже получиться. Урозакуро предупредила его, что нулевой отряд может снова вмешаться. Азаширо ответил, что именно поэтому ему нужна сила Роки. Чтобы закрыть дыру в способности Урозакуро: она не была способна пересечь стену из камня секки и барьер, который она создаёт. К тому же, сила Роки работает куда быстрее. Однако, она могла только присоединяться и делиться, но не управлять, как Урозакуро. Азаширо хотел объединить эти силы.

Если Азаширо получит силу Роки, он сможет сливаться так быстро, что нулевой отряд не сможет успевать за ним. Также он сможет изменить души жителей Каракуры и направить их в Уэко Мундо. Город идеально подходил на роль плацдарма для вторжения в мир пустых.

Каракура, восточная часть города.

Перед тем, как бросаться на Сиена, Зараки приказал своим людям схватить Року — на всякий случай. Поэтому Иккаку, Юмичика и остальные солдаты погнались за машиной Дона. Иккаку крикнул, чтобы они остановились, но Дон лишь сильнее вжал педаль газа в пол.

Дон заметил, что преследователи носят такую же униформу, как Ичиго. Иккаку спросил, откуда Дон его знает. Тот ответил, что Ичиго — его ученик № 1. Иккаку сказал, что он лжёт — это Урахара обучал Ичиго искусству меча, — и разозлился ещё сильнее. Дон продолжал что-то говорить, но Иккаку не смог понять, что он имел в виду.

Иккаку спросил у Юмичики, понял ли тот хоть что-то. Юмичика — который всё никак не мог решить, уродлив или красив кричащий стиль одежды Дона, — тоже ничего не понял. Иккаку решил остановить беглецов силой. Он начал высвобождать шикай, но тут ему на голову кто-то запрыгнул и с силой оттолкнулся. К погоне присоединились два десятка Пикаро. Иккаку попытался остановить машину, но Пикаро помешали ему — они хотели сначала поиграть в салки с Рокой. Иккаку сказал, что теперь точно убьёт их, если они быстро не разойдутся. Он не мог знать, что такого рода угрозы Пикаро воспринимают как призыв к игре.

Иккаку согласился — игрой для одиннадцатого отряда тоже являлось ничто иное, как сражение. Сражение в полную силу, если быть точным. Пикаро сказали, что в таком случае тоже будут играть в полную силу. И произнесли команду высвобождения.

Общество душ, НИИ синигами, прозекторская.

Исследователь был сильно удивлён, когда образец, который должен был быть усыплён, внезапно открыл глаза. Одновременно со своими друзьями в мире людей и разделителе миров, проснувшийся Пикаро прошептал: «Играй…»

Каракура, восточная часть города.

Все Пикаро синхронно произнесли команду высвобождения: «Играй, Лангоста Мигратория». У них на спинах выросли полупрозрачные крылья, и их духовная сила резко возросла. Задул сильный ветер. Иккаку спросил, как их всех зовут. Они ответил, что у них есть лишь одно общее имя: Пикаро.

Иккаку спросил, хочет ли Юмичика сражаться. Тот ответил, что боевое искусство синигами состоит из четырёх элементов. И если он не может использовать один из них, это ещё не значит, что он будет убегать.

Пикаро и одиннадцатый отряд были готовы сойтись. Но начали сражение не они. Сражение начал выстрел.

Каракура, микрорайон Юмисава, многоквартирный дом.

Два якудза из противоборствующих кланов ссорились.

Мужчина среднего возраста, лицом сильно напоминавший игрушечную свинью, был связан. Он клялся, что он всего лишь воспитатель в детском саду. Но второй мужчина утверждал, что связанный похитил дочь его босса.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату вбежала группа полицейских. После короткой потасовки якудзы были обезврежены. Детектив обнаружил в стене потайную дверь. Он распахнул её, ожидая увидеть контрабандное оружие. Но там ничего не было. Он повернулся к двоим якудза, но те были поражены не меньше его.

Каракура, восточная часть города, автобус.

Режиссёр Дона и его команда нашли «Жанну д'Арк». Они навели камеру на машину, пытаясь с помощью увеличения найти Року, но тут что-то бахнуло. Кто-то выстрелил в машину Дона?

Каракура, восточная часть города, дорога.

Иккаку увидел, что стреляли в одного из Пикаро, точно в грудь.

Это были гигаи. Они поднимались из-под земли, словно зомби, с пистолетами в руках. У них ещё не было лиц; на месте глаз, носов, ушей и ртов зияли дыры. Зрелище было весьма жутким.

Позади них появился Азаширо. Он сказал, что поможет уничтожить пустых. Иккаку потребовал, чтобы он не вмешивался в их сражение.

Между тем, раны Пикаро затягивались, и они поднимались на ноги один за другим. Азаширо это не удивило. Он лишь материализовал двадцать гигаев, а сам исчез.

Грохот выстрелов заполнил улицу.

Пикаро были рады поиграть. Ветер, движимый духовной силой, становился сильнее. Один из синигами внезапно обнаружил, что его рука кровоточит. Нет, в него не стреляли. Это был ветер.

Общество душ, НИИ синигами.

Проснувшийся Пикаро открыл гарганту и сбежал. Исследователи доложили об этом Маюри, опасаясь его реакции, но тот не разозлился. Он уже изучил Пикаро, они его более не интересовали.

Пикаро делятся между собой своей жизненной силой. Если один из них на грани смерти, остальные передают ему малую часть своей духовной силы. При этом издаётся звук, не слышимый обычному уху. Но этот звук может выступить в качестве оружия. И чем больше Пикаро собирается вместе, тем более грозным это оружие становится.

Каракура, восточная часть города, дорога.

Одиннадцатый отряд был практически в эпицентре «ветра клинков» Пикаро. Гигаи стали стрелять по всем. Несколько солдат уже были серьёзно ранены. Но общее настроение было хорошее. Одиннадцатый отряд любит сражаться.

Автобус.

Съёмочная группа не могла видеть синигами и слышать их смех, но они видели гигаи и оружие в их руках. Они продолжали снимать происходящее, но режиссёр все сказал водителю уезжать. Автобус рванул в ту сторону, в которой скрылась машина Дона. Режиссёр пробормотал: «Мисао… Что же такое гонится за тобой?»

Каракура, микрорайон Киногая, пустырь на месте снесённого здания Сукари.

Дон припарковал машину на пустыре. Похоже, они сбросили хвост. Он спросил Року, как она себя чувствует. Та не понимала, почему он беспокоится за неё — это ведь она втянула его во всё это.

Внезапно появился Исида, представился и потребовал у Роки объяснений. Он сказал, что нельзя терять время, потому что ситуация выходит из-под контроля. Дон потребовал оставить Року в покое. Исида сказал ему, что его спутница — пустой, и что он сам должен был бы это понимать. Они начали препираться, но Рока остановила их. Она сказала, что Исида прав, и начала рассказывать, кто она такая.

Десять минут спустя.

Рока закончила свой рассказ. Она попросила прощения у Дона за то, что она заставила его думать, что она — всего лишь блуждающий дух. Дон возразил. Она его не заставляла, он сам пришёл у такому выводу.

Рока закрыла глаза и попросила Исиду убить её с помощью Зелешнайдера.

Она знала о том, что у Исиды были Зелешнайдеры из воспоминаний Заельапорро. А Азаширо не отнял их, потому что и не подозревал об их существовании, так как когда Исида был в Обществе душ, у него их не было.

Исида отказался. Он думал, что бы сделал его дед в такой ситуации. Если бы её действительно нужно было бы убить, Сокен предпочёл бы, чтобы синигами очистили её. Но Ичиго потерял свои силы. И почему в Каракуру отправили именно одиннадцатый отряд? Исида решил попросить помощи у Урахары. Он не знал, что того не было в городе.

Между тем, Дон решил, что Исида может очищать души и отправлять их в Общество, как Ичиго. Но быстро понял, что это не так, потому что Исида молчал. Он спросил, действительно ли Рока хочет этого. Она ведь исчезнет!

Рока сказала, что так будет лучше для всех. От неё нет никакой пользы. Она лишь угроза для тех, кто рядом с ней. Но Дон её не слушал. Если бы она действительно хотела умереть, она бы не выглядела такой грустной. Она просто сдалась. Но он — герой, и он никогда не сдаётся. Он соглашался с тем, что разумный взрослый человек мог понять и исполнить просьбу Роки. Но большинство его фанатов — дети. Как они отреагируют на то, что он позволит Роке погибнуть? Он хотел спасти её. Из эгоистичных, как он выразился, соображений.

Исида не перебивал Дона, пока тот произносил свою тираду, хотя был немного раздражён. Слова о «разумном взрослом» напомнили ему об его отце. Вероятно, Рюукен застрелил бы Року даже не моргнув глазом. Исида решил помочь Дону и Роке.

Если Зараки справится с Сиеном и Азаширо, это было бы самым удобным развитием событий. Но Исида в такой вариант не верил. Если Сиен сражается так же, как и Заельапорро, Зараки не справится с его уловками.

Однако Исиде было неведомо, какой невероятной силой обладают те, кто носит имя Кенпачи.

Глава 17 Править

Гарганта.

Зараки стоял на висящей в пустоте платформе из духовных частиц — а точнее, стоял он на горе своих клонов, которые лежали на платформе. Клоны выглядели точно так же, как Зараки, но у них были странные пятна на лицах.

Сиен был в ресуррексионе; из его спины росли щупальца. В руках он держал маленькую куклу, очень похожую на его оппонента. Он пытался раздавить драже, лежавшие внутри куклы, но у него ничего не получалось — они были твёрдыми, как сталь. Вероятно, он мог бы разрубить их мечом, но проще тогда разрубить самого Зараки.

Духовная сила Зараки была выше, чем он предполагал. Сиен не смог собрать достаточное количество духовных частиц из окружающей среды, поэтому его приём не сработал на полную силу. Клоны также были далеки от идеала. Хотя они и смогли ранить Зараки, он выглядел ни капли не уставшим. Похоже, его духовная сила даже стала более плотной.

Сиен заметил, что, судя по тому, что он узнал о Зараки из его сражения с Нойтрой, его приёмы должны были сработать. Может быть, они слабее, чем те, которыми владел Заельапорро? Октава бы наверняка испугался до смерти, если бы ни одна из его уловок не сработала.

Зараки было всё равно. Что за Заельапорро? Трус какой-то? Неинтересно. Он спросил, закончил ли Сиен со своими магическими уловками.

Сиен согласился. Заельапорро тоже более не был ему интересен. Он выбросил куклу Зараки. Он сказал, что закончил с уловками — пора переходить к грубой силе. Зараки был рад это слышать. Они обменяли именами — Сиен Гранц и Кенпачи Зараки. Они сошлись. Сиен выпустил серо из своих щупалец. Зараки ответил взмахом меча.

С безопасного расстояния за ними наблюдала Ячиру. Наконец-то Кенчик повеселится!

Каракура, Киногая, пустырь на месте снесённого здания Сукари.

Дон и Исида почувствовали, как задрожало небо. Это вызывало тревогу. Они не знали, что это Зараки и Сиен сражались в Гарганте неподалёку.

Исида почувствовал, что кто-то приближается. Это была группа гигаев. Они ехали на мотоциклах — причём, судя по всему, в управлении мотоциклы не нуждались — и держали в руках самое разнообразное огнестрельное оружие. У одного даже был гранатомёт.

Дон быстро завёл машину и вдарил по газам. Исида стоял на заднем сидении, отбиваясь от выстрелов с помощью серебряных трубок.

Внезапно спереди появилась ещё одна группа вооружённых гигаев-байкеров. Дон и его пассажиры были окружены. Дон резко дёрнул руль и свернул на железнодорожные пути. Исида закричал на него, однако Дон утверждал, что знает, что делает. Станция Каракура была совсем рядом, и если им встретится поезд, он будет ехать медленно, и Дон успеет увернуться.

Исида увидел, что на табло станции горело уведомление об экспрессе, проходящем без остановки. Поезд мчался на них на огромной скорости. От столкновения было уже не уйти.

Рока открыла Гарганту. Прямо на глазах у людей, стоявших на платформе, машина исчезла.

Гарганта.

Внутри Гарганты время идёт с другой скоростью. Сиен и Зараки сражались уже больше часа. Оба были в крови. Оба наслаждались битвой.

Появились несколько Пикаро. Они несли прозрачный шар, внутри которого был ещё один, окрашенный в странный цвет. Это был последний кусок информации, которую выбросил Заельапорро. Сиен поглотил шар. Его духовная сила словно взорвалась, поднимаясь до невероятных высот. Число на его глазу стало меняться. Сотня превращалась в ноль.

Сиен попросил Зараки снять повязку. Тот лишь рассмеялся — Сиен должен был заставить его. Он нанёс удар. Сиен не стал уклоняться и остановил его с помощью Иерро. Он протянул щупальца к волосам Зараки и оторвал колокольчики. Ему не нужна была никакая фора. Зараки согласился с этим и снял повязку. Его духовная сила тоже вмиг стала гигантской. Сиен сказал, что рад встретить такого сильного противника.

Сражение продолжилось.

Пикаро было завидно. Они хотели присоединиться. Но Ячиру запретила им, пообещав после поиграть с ними. Тогда почему бы не пойти к остальным Пикаро в мире живых? Можно ведь поиграть с Азаширо!

Но тут Сиен схватил их всех своими щупальцами и высосал из них энергию. Ему нужны были духовные частицы, чтобы продолжать битву. Сиен продолжал сражаться с потерявшими сознание Пикаро в щупальцах.

Каракура, восточная часть города.

Один из Пикаро пожаловался, что ему очень хочется есть. Остальные согласились, сказав, что пора обедать, и они все убежали. Иккаку попытался остановить их, но гигаи продолжали стрелять в него, не позволяя ему отвлечься.

Каракура, небо над микрорайоном Минамикавасе.

Азаширо витал высоко в небе, медленно сливаясь с воздухом. Он был раздражён. Рока сбежала в Гарганту. Сам он Гарганту открыть не мог. Он мог украсть нужные для этого инструменты из магазина Урахары, но для стабилизации Гарганты ещё нужно было прочитать специальное кидо.

Он решил не тратить на это время вместо этого слиться с большей областью. Но это занимало слишком много времени. С материальными частицами сливаться было куда сложнее, чем с духовными.

Внезапно он почувствовал, что к нему приближаются Пикаро. Почти целая сотня. У него было плохое предчувствие, поэтому он решил ударить в них кидо. Но не успел.

Небо над Каракурой.

Собравшиеся Пикаро обнаружили, что нескольких не хватает. Они всё ещё играли с Сиеном.

Один из Пикаро спросил, почему они просто не съели тех синигами. Другой возразил. Он не хотел их есть, потому что они хорошие люди. Некоторые из них защитили Пикаро от заклятия Азаширо.

Это могло быть чистой случайностью, но это не имело значения для Пикаро. Пикаро, похожим на детей как внешне, так и по разуму, было невдомёк о вечном конфликте синигами и пустых. Они делили людей на хороших и плохих. И хороших не ели.

Они окружили область в небе, в которой было особенно много духовных частиц. Они удивились этой находке — обычно такое происходит над храмами и в других подобных местах. Они понятия не имели, что это был Азаширо, сливающийся с воздухом.

Пикаро активировали другую свою способность — Чучерию. Они обменивались своими «звуками» сквозь это плотное облако духовных частиц, пока в его центре не появилась чёрная дыра, засосавшая все духовные частицы внутри круга.

Общество душ, НИИ синигами.

Маюри наблюдал за Пикаро с помощью одного из мониторов. Он объяснял Акону, что раз они могут обмениваться духовными частицами, логично, что они также могут их красть.

Директор оскалился в улыбке. Будет интересно посмотреть, что будет делать Кенпачи Азаширо после того, как стал обедом.

***

Азаширо понял, что его плохое предчувствие целиком оправдалось, когда увидел чёрную дыру. Кто мог знать, что они обладают приёмом именно того, особенного типа…

Азаширо был уязвим для поглощающих атак. В этом была цена способностей Урозакуро. Если область, с которой он слился, ударить такой атакой, она подействует на него в десятки раз сильнее, чем на обычного человека. Именно поэтому он украл Фудзи Кудзяку.

Мир вокруг Азаширо погрузился во тьму.

Глава 18 Править

Сколько сотен лет прошло с тех пор?

В те времена борьба за власть между знатными кланами Общества душ была куда более активной и жестокой. На проигравших вешали фальшивые обвинения и бросали в яму с пустыми. А тех, кто оказывался достаточно силён, чтобы справиться с ними, отправляли в разделитель миров без адской бабочки.

Несколько поколений назад клан Азаширо взобрался на самый верх иерархии благодаря прекрасному владению искусством меча и кидо. Но теперь они полагались на силу денег. Они стали слабыми и продажными. Их волновало только их богатство.

Юный Соя Азаширо не был исключением. Но его старшая сестра была другой. Она гордилась прошлым своей семьи и мечтала однажды вступить в ряды Готея 13. Она хотела, чтобы Соя тоже стал синигами. Она хотела, чтобы они оба стали сильными синигами. Деньги могут однажды закончиться, но честь — никогда.

Соя сестру не понимал. Зачем сражаться с этими страшными пустыми? Но он любил её улыбку. Его сестра была светлой. Соя считал её единственной светлой душой в их семье. Соя был не прочь стать синигами только ради того, чтобы она улыбалась.

Но пара других знатных семей устроила заговор против клана Азаширо. Несколько сфабрикованных обвинений, и всех членов клана приговорили к казни. Их по очереди отправляли сражаться с одним-единственным пустым. Но никто не мог с ним справиться. Они были слишком слабы. Дворяне, наблюдавшие за казнью, только смеялись.

Соя и его сестра были последними в очереди. Соя боялся, что их могут заставить сражаться друг с другом. Кто-то действительно предложил такой вариант, но он был отвергнут. Сестра была студентом академии, а Соя никогда в жизни не сражался, даже на тренировке. Это было бы просто неинтересно. Вместо этого их отправили сражаться с пустым вместе. Чтобы показать, как ослабел клан Азаширо.

Сестра уговорила дворян отпустить их, если они справятся с пустым. Ведь это будет значить, что они не так слабы, как считалось.

Сестра браво сражалась с пустым. Сою сковал страх, он мог только наблюдать. Наконец, пустой укусил её в живот. Смертельно раненая, сестра в последний раз улыбнулась Сое и пожелала ему стать сильным синигами. Она прочитала Двойной залп синего пламени — кидо, которым она ещё не владела в полной мере. Заклятье дало осечку, убив и девушку, и пустого.

Соя закричал. Казалось, что его крик длился годы. Почему она умерла? Почему она?! Почему он выжил, а она — нет?! Она была единственным хорошим человеком среди их всех! Если кто и должен был выжить, то это она!

Когда он, наконец, затих, сверху прозвучали невероятно жестокие слова. «Впускайте ещё одного пустого».

Дворяне смеялись. Они отправили на смерть всю семью и её прислугу — всех 342 человек. И продолжали смеяться. Они жаждали большей крови.

Их радостные лица дали Сое понять, что его сестра погибла зря. В этот момент внутри Сои что-то щёлкнуло. На ринг вышел новый пустой.

На секунду всем показалось, что пустой сожрал мальчика. Но в следующий момент один из дворян упал в яму. Прикоснувшись к барьеру, он просто испарился. Испугавшись, остальные попытались сбежать, но их ноги словно вросли в пол.

Другой дворянин глянул вниз и увидел в стене ямы две дыры: одну ниже барьера, другую — выше. Он обернулся и обнаружил, что Соя уже стоял среди зрителей.

Когда командир отряда тайных операций заподозрил неладное — доклад о завершении казни сильно запаздывал, — он отправился к яме, и обнаружил там лишь бесчисленные трупы. Единственным живым существом был пустой — и именно его впоследствии Совет 46 обвинил во всех этих смертях. Пустой был ликвидирован, а место казни закрыто.

Соя бродил по Руконгаю. Он убил дворян с особой жестокостью, всеми способами, которые только пришли ему на ум. Но ему не стало лучше. Месть не облегчила горя. Месть не вернула сестру. Что же ему теперь делать? У него были лишь две вещи: его новая сила и последние слова сестры.

Он годами скитался по миру, прячась ото всех. Сопровождал его только смех его духовного меча.

До того самого дня, когда он вызвал Кенпачи Куруяшики на дуэль.

Наши дни. Разделитель миров.

Урозакуро разбудила Азаширо. Они были в разделителе миров, в том месте, где Азаширо встретил одиннадцатый отряд. Его выбросило здесь, потому что ту область мира людей, с которой он слился, начисто высосали Пикаро.

Азаширо спросил, сколько времени он был без сознания. Урозакуро ответила, что в мире людей прошло полминуты. Азаширо спросил, не Урозакуро ли навеяла ему этот сон. Та ответила уклончиво. Она прекрасно помнила, как тогда, когда всё закончилось, он закричал, что она должна была появиться раньше. Тогда он мог бы спасти сестру. Но он сам был во всём виноват. Он всегда надеялся на то, что сестра найдёт решение для всех проблем. И только когда он осознал весь ужас ситуации, его силы пробудились.

Азаширо сделал вид, что не слышал тирады Урозакуро. Он открыл врата в мир людей. Всего лишь полминуты? За полминуты ничего серьёзного произойти не могло.

Однако он ошибался.

Каракура, микрорайон Машиба.

В небе появилась трещина, из которой вылетел поток чёрной духовной силы. Трещина тут же затянулась. Рядом образовалась ещё одна, но тоже мигом закрылась.

Курумадани и Арамаки со страхом смотрели на небо. А потом продолжили спорить. Арамаки потерял своих товарищей и требовал, чтобы Курумадани стал его проводником. Тот, в свою очередь, хотел знать, что происходит, и что одиннадцатый отряд делает на его территории.

Так началось самое бессмысленное сражение того дня.

Небо над Каракурой.

Азаширо пришёл в мир людей и увидел, что граница с Гаргантой начинает разрушаться из-за Зараки и Сиена. Он удивился тому, как выросла их духовная сила.

Он начал сливаться с небом рядом с трещинами.

Незадолго до того, как Зараки снял повязку. Гарганта.

Через Гарганту ехал автомобиль по дороге, сотканной из нитей паутины. Исида поблагодарил Року за спасение, хотя ему было не очень приятно находиться здесь в своём физическом теле.

Дон осознал, что Рока спасла их, и провозгласил её героиней. Он пригласил её присоединиться к Защитникам Каракуры в качестве Каракуры Платиновой. И Исиду тоже — как Каракуру Лазурного. Исида отказался. Рока не хотела, чтобы Дон помогал ей. Она пустой, она его враг! Они немного поспорили. Дон сказал, что он герой. Он помогает не людям, а тем, кто в печали — и неважно, человек это или нет.

Они резко замолкли, когда порыв ветра едва не перевернул машину. Неподалёку сражались Зараки и Сиен. Исида заметил, что они стали гораздо сильнее. Это напомнило ему Куросаки, потерявшего контроль над собой в форме пустого.

Отголоски битвы искажали духовные частицы. От этого стены Гарганты покрывались трещинами. Сражавшиеся были слишком заняты друг другом, чтобы заметить автомобиль.

Дон заметил, что Сиен держал в щупальцах несколько Пикаро. Похоже, они были без сознания. Дон хотел спасти их. Исида вздохнул, но согласился. Если они отнимут этих Пикаро у Сиена, это может его ослабить. Рока сказала, что тоже хочет помочь.

***

Через трещины Азаширо просочился в Гарганту. Мощь духовной силы Зараки потрясла его. И напомнила ему об одном разговоре, имевшем место в Небытии

Полдня назад. Сейрейтей, центральная подземная тюрьма, Небытие.

Айзен и Азаширо разговаривали.

Азаширо спросил, зачем Айзен похитил Орихиме Иноуэ. Айзен прямо не ответил. Он сказал, что Азаширо должен спрашивать о том, что его действительно интересует — о Кенпачи Зараки. Азаширо признал, что его удивила победа Зараки над одним из эспад, — с учётом того, что с ним справился Ичиго Куросаки без банкая. То, что Бьякуя Кучики победил, сюрпризом для него не стало. Проиграв Ичиго, он тренировался днями и ночами. Но Зараки — нет. Как же он смог победить?

Айзен заметил, что то, что Зараки оказался заперт в Уэко Мундо, было одним из приятных следствий похищения Иноуэ. Он предполагал, что если Ичиго Куросаки отправится в Уэко Мундо, Общество душ не заставит себя ждать и пошлёт капитанов в бой. Что и случилось. Всё пошло точно по плану Айзена.

Айзен видел главными помехами исполнению своего плана Ямамото и Зараки. Он хотел избежать сражения с Зараки до тех пор, пока Хогьёку не пробудится и он не получит бессмертное тело.

Он позволял Ичиго расти, сталкивая его с примерно равными ему по силе противниками. Он подозревал, что скачок с Ренджи Абарая до Бьякуи Кучики может оказаться непосильным для мальчишки. Поэтому он столкнул его с Зараки. С помощью нескольких небольших уловок он убедился в том, что они не разминутся. Азаширо должен был всё это видеть.

Айзен сказал, что хотя Азаширо может видеть всё, он смотрит лишь на поверхностные результаты. Поэтому он проиграет. Проиграет имени «Кенпачи».

***

Азаширо считал, что Айзен сказал это лишь для того, чтобы смутить его.

Он проверил, какие силы остались в его распоряжении. Пока он был без сознания, одиннадцатый отряд, по всей видимости, расправился с армией гигаев. Он оглядел Каракуру в поисках того, что можно было бы использовать. Он прекрасно знал город, потому что НИИ синигами однажды сделал точную его копию. Благодаря этому он вооружил гигаи — он знал, где искать оружие.

Он обратил своё сознание к дуэлянтам в Гарганте. Они тревожили его. Однако усилием воли он проглотил эту тревогу. Он глубоко вдохнул и вошёл во внутренний мир Урозакуро. Там он избавляется от ненужных эмоций. Примерно так же, как Ичиго Куросаки отделил от себя часть своей души, принявшей облик пустого в его внутреннем мире.

Нетерпение, беспокойство, сожаления — всё это Азаширо выбрасывал в своём внутреннем мире.

Внезапно он осознал, что его несколько раздражает Дон Канонджи. Он удивился. Почему его раздражает некто, кого он едва встретил? Он пытается сбросить и это чувство во внутреннем мире Урозакуро, но та вернула его назад со словами: «Оставь себе!» Она сказала, что оно может ему ещё пригодиться. Она знает, почему Дон раздражает Азаширо. Он сбрасывает ей все эмоции, которые считает ненужными, и она знает его лучше, чем он сам.

Азаширо приказал ей исчезнуть. Урозакуро сказала, что на этот раз действительно выполнит его просьбу, и пожелала ему удачи в битве с Зараки и арранкаром, пообещав поцеловать его, если он справится.

Азаширо позвал её. Ответа не было. Он быстро проверил, работают ли его способности. Всё было в порядке. Он отбросил внезапно накативший страх. И продолжил сливаться с Гаргантой.

Каракура, микрорайон Мицумия, магазин Урахары.

Юмичика и Иккаку сообщили Тессаю о произошедшем. Урахары не было.

Иккаку был раздосадован. Сначала все Пикаро куда-то сбежали, а потом гигаи внезапно перестали двигаться. Сражение не задалось.

Они перетащили все гигаи к магазину. В конце концов, люди могли их видеть. Нельзя было просто так бросить их на улице.

Все трое взглянули на небо. Трещины всё появлялись и появлялись. Но потом они заметили кое-что ещё. Большинство синигами такое никогда не видело. А большинство людей видит не так уж и редко.

Гарганта.

Зараки и Сиен всё ещё радостно сражались. Сиен упивался своей мощью. Среди его светло-розовых волос появлялись золотые пряди — вероятно, влияние Иилфордта.

Внезапно они услышали грохот. В Гарганте появилась трещина, сквозь неё было видно голубое небо и… движущуюся на них железную махину.

Каракура, недалеко от железнодорожной станции, автобус.

Режиссёр и его команда всё пытались отыскать Дона. Но его машины нигде не было.

Над ними пролетел вертолёт. Ещё и не обычный — военный. Он просто весь был обвешан огнестрельным оружием. Оператор навёл камеру на вертолёт. Через пару секунд он начал стрелять.

Гарганта.

Азаширо слился в том числе и с пулями, поэтому они не растворялись в Гарганте. С помощью своих сил Азаширо соединил всевозможные виды оружия и нацепил это всё на вертолёт.

Однако вертолёт был лишь отвлекающим манёвром. Пока Зараки и Сиен пытались что-то с ним сделать, Азаширо материализовал за их спинами большую группу гигаев. За шумом лопастей не было слышно, как они читали кидо. Зараки ничего не заметил, но не Сиен.

Сиену нужны были Пикаро, поэтому, чтобы с ними ничего не случилось, он отвёл в сторону щупальца, в которых он их держал.

Все трое сражавшихся были поглощены битвой, поэтому никто не заметил, что к Пикаро на полной скорости мчалась машина.

С помощью записей в Резервной копии, Рока воссоздала Гинрей Кодзяку Исиды — Азаширо отнял у него крест квинси, и сам он этого сделать не мог. Записи были годичной давности, поэтому лук уступал текущей силе Урюу, но он просто обязан был справиться. Он выстрелил в щупальца Сиена, и тот выронил Пикаро. Рока подхватила их своими нитями.

Сиен заметил, что его ударил кто-то другой, и посмотрел вниз. Он увидел Року и замер. Зараки заметил это и спросил, почему арранкар остановился. Азаширо тоже решил понаблюдать и остановил вертолёт. Гигаи, уже прочитавшие заклятья, замерли, готовые ударить.

В тишине лишь жужжал двигатель автомобиля.

Азаширо, наконец, тоже заметил машину. Он увидел Року, квинси и… Дона Канонджи. Он быстро подавил приступ раздражения.

Сиен повернулся к Зараки и сказал, что вынужден отложить их сражение — хотя и совсем этого не хочет. Он предложил Зараки поиграть пока с Азаширо и поклялся, что вернётся, чтобы закончить битву. Он взглянул на Азаширо и попросил Зараки не проиграть такому слабаку. Затем он рванул в автомобилю Дона.

Зараки попытался погнаться за ним, но вертолёт снова начал стрелять. Азаширо спросил Зараки, как тот смог настолько поднять уровень своей духовной силы за такое короткое время. Зараки сказал, что не понимает, о чём речь. Азаширо вздохнул и приказал гигаям атаковать.

***

Машина Дона мчалась через Гарганту на полной скорости. Пикаро были без сознания, но Исида чувствовал, что к ним возвращается духовная сила. Значит, они скоро придут в себя.

Внезапно, Исида завопил, чтобы Дон повернул. Тот, не задумываясь, резко дёрнул руль. Там, где мгновение назад была их машина, просвистело Гран Рей Серо. Сиен был у них на хвосте.

Арранкар был довольно далеко, но Рока могла разглядеть его лицо. Она выражало чистую ненависть. Сиену была нужна она и никто другой. Рока попросила Дона притормозить. Она грустно улыбнулась ему и поблагодарила за всё. Она открыла ворота в мир людей для них и закрыла их, когда машина проехала.

Сиен не стал гнаться за автомобилем. Рока вздохнула с облегчением.

Она решила сражаться с Сиеном.

Сиен увидел, что Рока побежала в сторону Уэко Мундо. Он погнался за ней. Он ненавидел её. Он ненавидел то, что его самого создал такой ущербный инструмент. Но не только поэтому он хотел уничтожить её. Он боялся. Боялся того, что она создаст ещё одну его версию. А потом ещё одну. И он будет больше не Сиен, а всего лишь Сиен Первый. Будь у него более спокойный характер, как у Заельапорро, он бы просто взял Дона в заложники. Но он не был спокоен. Он хотел уничтожить её.

Если он убьёт её и заберёт «прялку», ему больше не понадобятся Пикаро, чтобы восстанавливать энергию. Он выстрелил в неё Серо. Она уклонилась с помощью Хемелос Сонидо. Она распахнула Гарганту и выпрыгнула в Уэко Мундо. Стиснув зубы, Сиен бросился за ней. Он был готов принять удар. Он знал, сколько проблем может доставить Рока, если у неё будет возможность использовать свои способности на полную силу.

Наши дни. Каракура, микрорайон Цубакидай, крыша заброшенной больницы.

Машина Дона выехала на крышу больницы. Дон чисто инстинктивно надавил на тормоз. Роки с ними не было. Исида сказал, что она, вероятно, осталась, чтобы отвлечь внимание. Дон проклял своё бессилие, но тут же успокоился. Он ещё не сдался. Он спасёт её!

Исида и Дон обменялись парой слов. В ходе разговора Исида понял, что Дон с самого начала знал, что Рока — пустой. Тогда почему же он пытался её спасти?

Дон знал, что он слаб. Он не бог. Он не может останавливать войны, он не может спасать умирающих. Но он может помочь спасти души умерших. Поэтому он поклялся себе никогда не убегать, если он мог хоть кому-то помочь. И он мог помочь Роке. Поэтому он не имеет права сдаваться.

Про себя Исида подумал, что Дон — такой же идиот, как и Ичиго. Но… он и сам, наверное, ничем не лучше. Исида сказал, что они не могут добраться до Роки, но он знает того, кто, вероятно, может — Урахара. Он сказал Дону ждать. Но тут Пикаро начали просыпаться. Они спросили, Дон ли их спас. Тот ответил, что их спасли Рока и его ученик номер 2, который сидел в машине вместе с ними.

Пикаро отправились искать Року. Исида пошёл в магазин Урахары. Оставшись один, Дон размышлял, как же ему теперь снять машину с крыши. Потом он обнаружил кое-что на заднем сидении…

Гарганта.

Гарганту наполнил запах гари.

Ни один из Двойных залпов синего пламени не ранил Зараки. Гигаи стреляли друг в друга. Азаширо повернулся к Зараки и попрощался с ним. Сотня гигаев встала в аккуратный круг вокруг капитана. Они начали читать запрещённое заклятие — Клинок испепеления.

Колонна пламени титанической мощи появилась на том месте, где стоял Зараки, созданная ценой тел гигаев — и части души Азаширо, слившейся с ними.

Уэко Мундо, Лас Ночес.

Значительная часть Лас Ночес была разрушена во время сражений Эспады с вторженцами. Та часть, где жил Заельапорро, была уничтожена практически полностью. На руинах стояла Рока.

Из Гарганты вышел Сиен. Он был в бешенстве. Рока вмешалась в его сражение с Зараки. Пообщавшись с клоуном и квинси, она решила, что больше не его рабыня? Она ещё на что-то надеется? Она — ничто! Просто убить её будет недостаточно. Он убьёт и клоуна, и квинси, и вообще всю Каракуру!

Рока сказала, что он ведёт себя, как ребёнок. Она не пыталась спровоцировать его. Просто говорила то, что видела.

Сиен попытался убить её, но она снова уклоняется. Она использует атаки Дордони и Чируччи. Увидев это, Сиен ругнулся в адрес Неллиэль.

Рока вспомнила добрые слова Нелл…

Прошлое. Лас Ночес.

Неллиэль Ту Одельшванк — эспада №3 — спросила у Роки, почему у неё нет духовного меча, хотя она арранкар. Рока пересказала то, что сказал ей Заельапорро: когда Айзен превратил её в арранкара, меча не появилось. Они ещё немного поболтали. Неллиэль предложила Роке иногда заходить на ужин, но тут появился Заельапорро и попросил не присваивать чужие инструменты. Неллиэль сказала, что он не имеет права называть Року инструментом — она арранкар. После короткой перепалки девушка прогоняет Заельапорро. Тогда он не был в Эспаде, поэтому Неллиэль имела право ему приказывать.

Неллиэль повернулась к Пеше и Дондочакке. Может, попросить Айзена сделать Року её фрассьоном? Те были согласны.

Рока слышала этот разговор с помощью своей паутины. Ей было приятно, хотя и совестно — подслушивать нехорошо. Но её надежды были растоптаны, когда через несколько дней Нойтра подло напал на Неллиэль и вышвырнул её из Лас Ночес. Рока знала, что её хозяин приложил к этому руку.

Наши дни. Уэко Мундо.

Рока подумала, что она, похоже, спасла Нелл от Пикаро днём ранее из-за того, что чувствовала себя виноватой.

Череп на её лице рассыпался на нити, которые обрели форму меча в её руке.

Но просто меча не хватит, чтобы остановить Сиена.

«Начни безумную пляску, Тельаранья».

Гарганта.

В Гарганте полыхало пламя.

Азаширо не чувствовал духовную силу Зараки. Всё было кончено. Он обратился к Ячиру и спросил, не собирается ли она сражаться с ним. Та лишь смотрела на огонь. Она сказала, что с Кенчиком всё в порядке.

Азаширо решил, что она отказывается принять случившееся. Но прошло несколько секунд… и Зараки вышел из языков пламени. Как?! Ведь его духовная сила пропала! Азаширо почувствовал… страх. Он дрожал. Дрожь проходила от его тела до всего, с чем он слился, вплоть до Сейрейтея.

Он материализовал всё оружие, какое только мог, и обрушил шквал выстрелов на Зараки. «Умри! Умри! Умри!»

Внезапно он почувствовал другую зловещую духовную силу. Она принадлежала не Зараки, но тем не менее, исходила как будто бы изнутри него.

Азаширо обратил своё сознание к Сейрейтею, потому что к нему обратился голос.

Это был Айзен. Из Небытия.

Небытие.

Айзен сказал Азаширо, что он забыл отметить одну вещь. Да, Зараки действительно проиграл Ичиго. Но лишь потому, что сила Ичиго совершила невероятный скачок в тот момент, когда он наладил связь со своим мечом. Настолько большой, что инстинкты Зараки не успели на него отреагировать.

***

Азаширо понял, что имел в виду Айзен. Повязка Зараки была не единственным ограничителем его мощи. Его собственные инстинкты занижали его духовную силу. Зараки любит сражаться, а не убивать. Он любит сражаться на грани смерти. После первого удара он оценивал мощь противника и подстраивался под него.

Если Айзен был прав, то Зараки просто не успел подстроиться к внезапно выросшей силе Ичиго…

Если бы Азаширо с самого начала ударил Клинком испепеления, может быть, Зараки бы и умер. Но Азаширо всё время старался убить его, приложив минимум усилий. И Зараки всё увеличивал и увеличивал свою духовную силу.

То, что Зараки одним ударом меча уничтожил оружия, с которым слился Азаширо, лишь доказывало эту теорию.

Азаширо решил действовать так же, как и на дуэли с Куруяшики: слиться с телом Зараки и разрубить его изнутри. Но когда он попытался материализовать меч внутри лёгких Зараки, его пронзила адская боль. Эта боль напомнила ему то, что он чувствовал, когда Урюу Исида использовал Лецт Штиль, чтобы победить Маюри Куроцучи. Квинси подчинял духовные частицы вокруг себя. Воздух и камни, с которыми слился Азаширо, просто дезинтегрировали. Боль была похожей.

Духовная сила Зараки была выше, чем окружающие духовные частицы могли выдержать. Они рассыпались. Сгорали. Можно сказать, Зараки разрубал воздух.

Азаширо был в отчаянии. Он позвал Урозакуро, но та не отвечала. Он исчез из поля зрения Зараки. Тот крикнул Ячиру, чтобы она отошла подальше, и нанёс удар вокруг себя по всему, до чего мог дотянуться. Между миром людей и Гаргантой образовалась огромная трещина.

Уэко Мундо.

Сиен был удивлён. Он не думал, что Рока может высвободить духовный меч.

Правую половину лица Роки теперь закрывала ткань. Из её спины выросли четыре паучьих лапы с острыми когтями.

Однако, Сиен знал, какими способностями она обладает. Заельапорро не разъяснял их Роке, потому что боялся, что она может однажды использовать их против него. Как она восстановила из Резервной копии Заельапорро в виде Сиена, так она могла восстановить что угодно, если у неё была нужная информация.

Сиен ударил. Рока снова уклонилась с помощью Хемелос Сонидо. Однако, она не могла повторить приём Зоммари в совершенстве. Она могла создать только четыре клона, а не пять.

Рока глубоко вдохнула. Впервые за двести пятьдесят лет она вступила в бой. У неё был план. Ей нужно было нанести всего лишь один удар. Если она сможет повторить его в точности, она победит. Она растянула свои нити по всему Уэко Мундо, чтобы впитать достаточно духовных частиц. Нужно было только продержаться ещё пару минут… Этого должно хватить, чтобы загрузить нужные данные и собрать требуемое количество духовных частиц.

Она попыталась завязать с Сиеном разговор, чтобы выиграть время, но тот раскусил её. Он снова пошёл в атаку. Рока скопировала Трепадору Люппи и отрастила восемь щупалец, а затем укрепила их, обернув нитями Негасьона.

Заельапорро снова выстрелил Серо. Рока открыла рот. Сиен быстро понял её задумку и закрылся щупальцами. Рока проглотила Серо и выстрелила его обратно, с большей силой. Это было Серо Добл, приём Неллиэль.

Однако глотание Гран Рей Серо с помощью чужого приёма прошло для Роки не безболезненно. Она откашлялась кровью. Всё тело болело. Но к боли ей было не привыкать.

Сиен тоже был серьёзно ранен. Серо отрубило ему несколько щупалец. Он истекал кровью. Но его кровь была какой-то прозрачной. Капли, упав на землю, мгновенно испарялись. Рока поняла, что Сиен так и не обзавёлся физическим телом. Раньше она думала, что он уже воссоединился с телом Заельапорро.

Сиен знал, что это не та атака, на которую уповала Рока. Она тянула время, чтобы подготовиться к какому-то особому удару. Но к какому? Это приём Бараггана? Или Старка? Нет… Он понял, что она собиралась сделать. Он развернулся и выстрелил Серо в купол, туда, где сражались Ичиго и Улькиорра. Рока думала, что он не заметит все эти нити? Она хотела воспроизвести одну из их атак… Но теперь ничего не выйдет.

Он схватил Року, готовый пожрать её и забрать её силы. Он её ненавидел, но всё же поблагодарил за то, что она дала ему жизнь.

Рока с жалостью посмотрела на него и сказала, что он — действительно не Заельапорро. Он ни за что бы не сказал спасибо… и ни за что бы не купился на такой отвлекающий манёвр.

Нити, обвивавшие тело Роки, засияли. Её духовная сила росла.

Заельапорро испугался. Она решила воспроизвести одну из атак Айзена? Откуда она могла взять информацию о нём? Он слился с Хогьёку уже после того, как ушёл из Уэко Мундо. Она добралась до Небытия?!

Рока покачала головой. «Ты знаешь, сколько месяцев я блуждала по Каракуре?»

Не может быть… Сиен попытался свернуть ей шею, но у него ничего не вышло.

«Я загрузила… ту силу… которая остановила господина Айзена».

Каракура, «Унагия».

Положив трубку, Икуми Унагия тяжело вздохнула. В который раз ей пришлось объяснять, что здесь нет никакого угорьного ресторана.

Город заполонили полицейские. Они окружали большую группировку якудза. Она сказала рыжему парню, который у неё подрабатывал, чтобы он отложил на потом те поручения, для которых нужно уходить из офиса.

Молодой человек не замечал, как к нему присоединялись нити Негасьона, считывая информацию о нём. Вообще говоря, он и не мог их заметить — ведь он потерял всю свою духовную силу.

Уэко Мундо.

Сиен сказал Роке остановиться. Использование такой мощной атаки, неестественной для неё, может привести к ужасным последствиям и для неё самой. Она прекрасно знала об этом. Она считала, что не имеет права использовать эту способность. Способность, которой Ичиго Куросаки добился, вновь и вновь превозмогая отчаяние.

Её тело могло не выдержать. Но она не знала другого способа победить Сиена. Она не могла воспроизвести способности Айзена без Хогьёку. Само Хогьёку она тоже не может создать, как и скопировать проклятие Бараггана.

Её нити почернели. В её руке вырос чёрный клинок. Она почувствовала, как в руке что-то сломалось. Девушка не могла выдержать такую мощь. Шея, ноги, внутренности — её тело разрывалось на части. Истекая кровью, она всё же взмахнула клинком. Она не произносила имя приёма. Она поступила нечестно, украв приём мальчика. Так пусть хотя бы его название останется нетронутым.

Тёмную ночь Уэко Мундо накрыла ещё более тёмная тень.

***

Сиен был заперт в темноте. Его окружала смерть. Он умирал… Нет! Он ещё не выполнил своё обещание! Он должен закончить сражение с тем синигами! Он ещё не может умереть!

Уэко Мундо.

Рока была при смерти. Она не поняла, что именно произошло после того, как она нанесла удар. Вокруг неё была пустота. Руин дворца Заельапорро не было. Только песок.

Она думала, что её тоже поглотит тьма. Но частица воспоминаний рыжего мальчика проскользнула в её разум. Он встретил столько разных людей. А она использовала силу такого храброго и доброго человека в своих интересах. Она закрыла глаза, готовая к смерти. Но тут из воспоминаний мальчика выделился особенно яркий персонаж…

«Бухахаха!»
«Но я не могу убежать!»
«С сегодняшнего дня… ты… мой ученик номер один!»

Дон Канонджи из воспоминаний мальчика вёл себя точно так же, как и тот, которого знала Рока. Неутомимый герой. Воспоминание вытянуло её сознание из тьмы.

Она заплакала. Её тело было разорвано на части. Усилием воли она отправила свои нити и собрала его вновь. Она медленно поднялась и открыла Гарганту. Чтобы вернуться к своему герою.

Глава 19 Править

Наши дни. Каракура, крыша заброшенной больницы.

Дон с нетерпением ждал возвращения Исиды. Внезапно рядом открылась Гарганта, и из неё выпала Рока. Дон побежал к ней, беспокоясь за неё. Она присоединилась нитями к окружающей среде и начала исцелять себя. Она попыталась улыбнуться, вспомнив, что Дон говорил, что хочет видеть её счастливой. Но тут острая боль пронзила все её четыре паучьих лапы. Несколько клинков пригвоздили Року к стене. Дон обернулся в сторону напавшего. Это был Азаширо.

Немногим ранее.

Азаширо убежал от Зараки. А точнее, его выбросило ударной волной от атаки Зараки, которая оставила в небе очередную трещину.

Он был зол. Он пожертвовал очень многим, чтобы стать сильным. Чтобы стать сильнейшим из синигами — Кенпачи. Но его старания пошли прахом.

Но нет. Он ещё не проиграл. У него было два выхода: либо отправиться в Сейрейтей, либо заполучить силу паучьих нитей. Он колебался, но тут… Рока вернулась в мир людей. Он мог, на всякий случай, слиться с воздухом, но нужно было действовать быстро. Пока Зараки не нагнал его. У него была минута, может, две. Он материализовал пару клинков из своего сильно исхудавшего арсенала и пригвоздил Року к стене. Он думал, что человек убежит в ужасе. Но он не убежал. Он бросился к Роке, пытаясь закрыть её своим телом. Опять этот Дон Канонджи. Раздражение, которое Азаширо запрятал куда подальше, снова вылезло наружу. Но он не должен убивать людей. Люди должны стать одним из инструментов, с помощью которых он уничтожит пустых.

Азаширо материализовал в своих руках несколько кинжалов. Он хотел спугнуть человека.

Так началась битва Дона Канонджи и Кенпачи Азаширо.

Дон проиграет, если он сам или Рока умрут. Азаширо проиграет, если его время выйдет, и Зараки его догонит.

***

Дон узнал Азаширо — они виделись на перекрёстке. Но синигами сильно изменился. Он был бледен, как снег, и тяжело дышал. Он не истекал кровью, но казалось, что он может упасть замертво в любую секунду. Он выглядел совершенно обессиленным. Он был похож… на загнанного в угол зверя.

Кинжал воткнулся в плечо Дона. Его пронзила боль. Но ничто не могло поколебать его решимость. Он был единственной преградой между Рокой и этим злым духом. Азаширо приказал ему уйти с дороги. Дон отказался. В него полетел второй нож. Клинок вонзился в ногу.

Дон спросил, зачем Азаширо это делает. В ответ Азаширо задал свой вопрос: что делает Дон? Почему он защищает пустого? Дон объясняет, что он — герой. И он решил спасти Року. Слова Дона разозлили Азаширо ещё сильнее. Он знал, что не должен тратить время на этого человека, но также знал, что не успокоится, пока не сломит его. Он метнул ещё один кинжал. Он вонзился рядом с первым, в левое плечо.

Дон упал на колени, но опёрся на посох, всё ещё защищая Року. Рока попыталась освободиться, но у неё не хватало сил, она слишком ослабела. Дон сказал ей, что всё будет хорошо. В прошлый раз она спасла его, теперь его очередь. Он повернулся к Азаширо и сказал, что он, может быть, и слаб, но это не значит, что он сбежит. Азаширо сообщил ему, что, в таком случае, он просто умрёт зря. Дон попытался сформировать в своих руках шар из духовных частиц, но Азаширо наложил на него слабейший из путей разрушения, отправив тем самым в полёт.

Азаширо подошёл к Роке. Он был готов слиться с ней.

«Я нашёл злодея!»

Появились Пикаро. Азаширо был в замешательстве и лишь смотрел, как они бросились на помощь Дону и стали освобождать Року. Почему эти пустые им помогают?

«Мы играем в героев! Мы — Защитники Каракуры

Азаширо окончательно перестал улавливать суть происходящего.

Двадцать минут назад.

Дон обнаружил на заднем сидении ослабевшую девочку — одну из Пикаро. К её шее прилипло что-то чёрное. Дон отодрал непонятную вещь. Повязка Зараки — а это была именно она — тут же попыталась пожрать его духовные частицы, и он быстро выбросил её. Когда он вновь повернулся к заднему сидению, девочку держал Пикаро в наушниках.

Мальчик спросил, Дон ли спас девочку. Тот ответил, что ему помогали Рока и Исида. Он рассказал мальчику о новоиспечённых защитниках Каракуры, о том, какие они герои. Пикаро был в восторге.

Мальчик сказал, что он пришёл, чтобы признать поражение. Дон первым нашёл Року. Пикаро были готовы выполнить желание Дона. Тот попросил их вступить в ряды Защитников Каракуры в качестве Каракура Белых и помочь ему защитить город.

Мальчик и девочка отправились сообщить об этом остальным Пикаро.

Настоящее время.

Пикаро всё прибывали и прибывали из открытой Гарганты. Дон спросил, могут ли они сами открывать эти ворота. Они сказали, что могут. У Дона созрел план.

Дон невероятно сильно злил Азаширо. Почему он не сдастся?! Он же знает, что ему не победить! Он же знает, что он слишком слаб!

Дон запрыгнул в машину и поехал на Азаширо. Тот лишь засмеялся и начал готовить кидо. Автомобиль скрылся в Гарганте. Азаширо заметил, что Роки в салоне не было. Этот человек наконец-то решил сбежать? Злость Азаширо как рукой сняло. Наконец-то человечишка показал своё истинное лицо.

Но тут Гарганта распахнулась над Азаширо. Дон выпрыгнул из машины и пикировал на Азаширо с посохом в руке. Синигами засмеялся. Он уже был готов раствориться в воздухе, но внезапно он понял. Понял, почему так ненавидит этого человека. У него… был такой же смелый взгляд, как и у его сестры. Именно так смотрела на него сестра, умирая, чтобы защитить его…

Азаширо был уверен, что уклонился от удара, но его пронзила боль, когда посох пересёк воздух, в котором он растворился. На самом кончике посоха была закреплена… повязка Зараки.

Азаширо понял, что злился не на Дона. Он злился на себя. На то, что он слишком сильно боялся поднять меч. Тогда, давным-давно.

Азаширо — который был куда слабее большинства людей — полетел с крыши вниз. Кидо, которое он готовил, взорвалось в его руках.

***

Дон едва стоял на ногах. Он подумал, что взрыв произвёл его удар. Пикаро ликовали. Рока была рада, что Дон цел.

Дон моргнул. Потом ещё раз. И тут он осознал.

«Даааа! Миссия выполнена!»

***

Оставив Дона на крыше, Исида прибежал в магазин Урахары — лишь затем, чтобы услышать, что «шефа» нет дома. Тессай рассказал ему, что привело одиннадцатый отряд в мир людей. Исида обдумывал дальнейшие действия, когда почувствовал, что около больницы собираются Пикаро.

Он рванул назад и издали увидел взрыв. На всех парах он добрался до крыши больницы. И увидел там медиума, который стоял в героической позе в объятиях девушки и которого восхваляла сотня детей-арранкаров. Сцена была настолько странной, что рисковала затмить все прошлые впечатления квинси.

Исида спросил у Дона, что произошло. Тот ответил, что он и Каракура Белые расправились со злым духом.

Внезапно на крыше появился Азаширо. Он бросил Исиде его крест квинси.

Азаширо был весь в крови. Он сказал, что Дон смог ударить его только благодаря невероятному стечению обстоятельств — но это не умаляет его заслуг. Он поблагодарил Канонджи за то, что тот помог ему снова отыскать своё прошлое. Но до того, как кто-либо успел спросить, что это значит, из трещины в небе появился Зараки и разрубил Азаширо. Тот всё видел, но не пытался уклониться.

От удара больница рухнула.

Тридцать минут спустя. Разделитель миров.

Азаширо очнулся. Он стоял во вратах миров. Маюри предсказал, где он появится. Азаширо был окружён одиннадцатым отрядом. Зараки стоял прямо перед ним. Он хотел продолжить сражение. Азаширо не понимал, зачем, — ведь он уже проиграл. Ни одна из его атак не возымела действия. Зараки заметил, что Азаширо говорит о себе так, как будто считает себя слабаком. И сражается точно так же. Как собачонка, которая только и умеет, что гавкать. Но почему? Азаширо ведь очень силён.

Азаширо вспомнил последние слова Куруяшики. «Не повторяй… мою ошибку. Когда тебя будут вызывать на дуэль… покажи им всю мощь Кенпачи. Это — долг любого, кто зовёт себя Кенпачи.»

Азаширо принял вызов Зараки. Он позвал Урозакуро. Та тут же ответила, спросив, скучал ли он по ней. Азаширо попросил её вернуться в состояние шикая. Урозакуро спросила уверен ли он. Он больше не будет связан с Сейрейтеем. Чтобы слиться с такой большой областью, понадобится больше года — и то, если НИИ синигами позволит.

Азаширо был уверен в своём решении. Урозакуро улыбнулась и попросила его не умирать. Меч, появившийся в руках Азаширо, выглядел, как обычный Асаучи. У него не было никаких особенных способностей. Но в нём сконцентрировались духовные частицы всего, с чем Азаширо до этого слился. Азаширо потерял свой всемогущий щит и получил взамен копье сокрушительной мощи.

Это была дуэль, и формальности надо было соблюдать. Он представился как капитан одиннадцатого отряда, Кенпачи Азаширо. Зараки в ответ просто сказал, что он капитан одиннадцатого отряда, Кенпачи Зараки.

Они скрестили мечи.

Глава 20 Править

Общество душ, Сейрейтей.

Одиннадцатый отряд возвращался. Солдаты были покрыты ранами и кровью. Столкновение Зараки и Азаширо породило бурю в Гарганте. Когда всё закончилось, на поле боя был один лишь Зараки. Он был ранен, но настроение у него было превосходное. Было весело. Пошли слухи, что удар Зараки уничтожил Азаширо без следа, однако Юмичика знал, что это не так. Почему? Его меч внезапно вернулся к нему.

Сейрейтей. Поместье клана Омаэда.

Азаширо пришёл к Мареё. Он извинился за свои слова, за то, что назвал её семью никчёмной. Увидев его раны, девочка бросилась лечить его. Он спросил, зачем она это делает. Ведь она должна уже знать, что он преступник. Мареё сказала, что Азаширо мог убить её, и брата, и папу, но он не стал этого делать. Азаширо поблагодарил её и исчез.

Он материализовался неподалёку от ворот резиденции. Там был Кьёраку. Капитан заметил, что с тех пор, как Азаширо отделился от Сейрейтея, дышаться стало по-другому. Он поинтересовался о планах Азаширо.

Тот сказал, что вернётся в тюрьму. И попросил Кьёраку поставить чашечку саке на могиле Куруяшики от его имени. Азаширо дал Кьёраку немного денег и снова исчез.

«Похоже, он, наконец, освободился от ноши имени Кенпачи, Куруяшики» — пробормотал Сюнсуй.

Сейрейтей. Небытие.

Айзен поприветствовал Азаширо. Он считал, что у того был шанс победить один к десяти: а именно, если бы он сразу использовал шикай против Зараки.

Азаширо заметил, что одну вещь Айзен наверняка не предвидел: Азаширо победил не обладающий никакими силами человек, похожий на клоуна. И этот клоун показал ему, что от поражения порой тоже есть польза.

Айзен спросил, не о Канонджи ли говорит Азаширо. Он тоже однажды с ним столкнулся. Канонджи не стал убегать, хотя знал, что не сможет победить. В том очарование этого мира, что время от времени появляются вот такие люди. Такой человек куда лучше подошёл бы на роль правителя мира, чем «оно». Айзен спросил, согласен ли с ним Азаширо.

Азаширо в ответ спросил, не пытается ли Айзен завербовать его, как Гина и Тоусена. Тот сказал, что Азаширо волен интерпретировать его слова как ему угодно.

Азаширо сказал, что когда они встретятся снова, он может оказаться совсем другим человеком.

Айзен ответил, что в таком случае он будет ждать, кем же станет Соя Азаширо: хорошим соседом или хорошим противником.

В Небытие возвратилась тьма.

***

Азаширо вернулся в свою камеру. У него в руке была инъекция сверхчеловека. С ней одна секунда казалась сотней лет. Он вколол её себе в шею. Ему нужно было время. Скоро придут разные люди, будут расспрашивать о его побеге. Перед этим он хотел провести долгое время в одиночестве.

Он позвал Урозакуро. Та рассмеялась. Спросила, уверен ли он, что хочет просвести столько времени наедине с ней. Он сказал, что хочет забрать всё то, что оставил ей на сохранение. Это может занять годы.

Он осознал, что она всё это время старалась вести его. А он даже не знал её команды высвобождения. Но он снова овладеет её силой. На этот раз не по её прихоти, а по собственной воле. И узнает команду высвобождения.

Урозакуро улыбнулась и сняла с лица кожаную повязку. Азаширо заметил, что она очень похожа на его сестру.

Так во тьме Небытия Азаширо сделал первый шаг. Перед ним был долгий, очень долгий путь. Ему предстояло вернуть всё то, что он выбросил и закопал глубоко внутри себя. Ему предстояло познать, в чём истинная сила, и исполнить обещание, которое он дал сестре.

Общество душ.

Синигами из отряда тайных операций расспрашивали Зараки о Роке. Тот сказал, что напрочь забыл про неё. Хотя он заметил, что её возил какой-то странный мужик. Впрочем, какая разница.

Иккаку добавил, что этим странным мужиком был Дон Канонджи. Он что-то говорил насчёт того, что был учителем Ичиго. Звучало немного подозрительно…

Слова Иккаку быстро разлетелись по Сейрейтею. Да и по Руконгаю тоже. Попадались даже люди, которые знали Дона. Кто-то видел его по телевизору ещё при жизни. Кому-то он помог найти дорогу в Общество душ.

На следующий день, вечером. Каракура, пустырь на месте снесённого здания Сукари.

«Бухахаха!»

Дон был в прямом эфире. Его окружала огромная толпа зрителей. Почему? Потому что герой, который спас весь Токио, этого заслуживал.

Вертолёты, байкеры, рушащиеся здания, взрывы… Вчерашние события потрясли многих. НИИ синигами изменил воспоминания людей, представив всё это как теракт — и сделав Дона Канонджи героем, который во время съёмок случайно обнаружил убежище террористов в заброшенной больнице, уничтожил их вооружение и спас заложников.

Дон, разумеется, всё отрицал. Люди решили, что он просто скромничает. Ведь, остановив Азаширо, он действительно спас мир.

Днём ранее.

Дон очнулся в магазине Урахары. Когда больница начала рушиться, он ударился и потерял сознание. Исида тоже был цел. Роки и Пикаро нигде не было.

Когда Канонджи спросил о них, Исида поправил очки и прошептал, что в мире людей пустым нечем питаться, кроме как душами людей, поэтому им не стоит находиться здесь слишком долго — голод может затмить рассудок. Вероятно, другой причиной было то, что они не хотели причинять Дону неудобств. К тому же, если они задержатся в мире живых надолго, они наверняка привлекут внимание Общества душ.

Канонджи понял, что Исида специально не говорил прямо. Наверное, он и сам не знал, что случилось с Рокой и остальными.

С инцидента на крыше прошло полдня. Дон вспомнил, что когда здание начало падать, он увидел, как яркий свет окружил Пикаро, и почувствовал, как его коснулись нити Роки. Она снова спасла его.

Когда раны Дона залечили, он попрощался с Исидой и запрыгнул в свою «Жанну д'Арк». Машина была припаркована у магазина Урахары.

Автомобилю пришлось многое пережить. На кузове едва ли можно было найти неповреждённое место. Однако, когда Дон включил зажигание, двигатель завёлся, хотя и издавал странные звуки.

Канонджи сказал, что если кто-то потерял свой путь в жизни, то нужно лишь позвать его, и, крича как ковбой, укатил. Исида прошептал, что уж кому действительно надо отдать должное, так это производителю этой машины.

Исида поправил очки и поразмышлял над тем, какие решения принимал Канонджи. Он улыбнулся. Похоже, Ичиго действительно учился у Дона.

Наши дни. Временная сцена.

Дон надеялся, что с Рокой и Пикаро всё в порядке.

Он заказал кучу разного мороженого и закинул его в холодильник автобуса.

Дон приветствовал фанатов, но тут внезапно появился Сиен и пригвоздил его к стене. Тело Сиена рассыпалось. Дон узнал его спросил, что он сделал с Рокой. Сиен ответил, что это она с ним кое-что сделала.

Атака Роки практически убила его, но он смог сбежать в Гарганту, когда её тело достигло своего предела, и атака ослабла. Сиен был слишком слаб, чтобы гнаться за Рокой или Исидой. Однако, он всё ещё мог пожрать Канонджи и его фанатов, чтобы восстановить немного сил.

Дон пытался защищаться, но ничего не мог поделать. Внезапно появились Пикаро. Каждый держал в руке по мороженому, которое они нашли в автобусе. Дети были явно довольны лакомством. Они окружили Сиена и активировали Чучерию.

Полдня назад. Уэко Мундо, Лас Ночес.

Пикаро очнулись в гнезде Трес Сифрас. Апаччи, Сун-Сун и Мила Роза сказали, что они должны быть благодарны Харрибел. Пикаро хотели вернуться в мир людей. Харрибел облила их водой, чтобы они остыли, но они подумали, что это такая игра.

Харрибел вздохнула. Она обратилась к девушке, стоявшей у неё за спиной: «Я видела, как ты вчера сражалась. Прости, но теперь мы будем следить за тобой.» — Она задумалась на мгновение и добавила: «Ты можешь… поприсматривать за этими детьми?»

Наши дни. Каракура.

Пикаро поймали Сиена. Он жалел лишь о том, что не исполнил своё обещание.

Общество душ, казармы первого отряда.

Маюри протянул Зараки новую повязку, причитая, что ему опять приходится тратить время на этого варвара. Повязка была в десять раз мощнее старой.

Акон позвонил Маюри и сообщил, что Кон вырос до огромных размеров и вломился в женские казармы. Маюри ушёл.

Зараки сказал Ячиру, что он будет ждать, когда ему представится случай закончить дуэль с Сиеном. Может, это случится завтра, может, через сто лет. Когда-нибудь.

Каракура.

Сознание Сиена рассыпалось на части. Рока протянула к нему нить Негасьона. Сиен медлил, не принимал её. Кусочек за кусочком откалывались от его души. Тёмная алчность Заельапорро, импульсивность Иилфордта… Всё ушло, осталось лишь одно обещание… Тогда Сиен схватил нить и влился в море информации.

Он больше не был скован воспоминаниями Заельапорро и Иилфордта. В его сердце было лишь одно обещание. То, что осталось от души Сиена, свернулось калачиком, оплетённое нитями, и погрузилось в сон.

Некоторое время спустя.

Ванденрейх напал на Уэко Мундо.

Рока была в Лесу Меносов. Она наблюдала за тем, как Пикаро «играли» с Гиллианами, а маленький мальчик-арранкар с розово-золотыми волосами сражался с рыжим синигами. Он хотел стать сильнее. Чтобы выполнить своё обещание.

Но это уже совсем другая история.

Наши дни. Каракура.

Пикаро сказали Дону, что «старшая сестра» отпустила их ненадолго в мир людей. Дон огляделся в поисках Роки. Но её нигде не было. Вокруг его пальца обернулась нить паутины. Он услышал голос Роки: «Духи всегда с тобой».

Общество душ наблюдало за инцидентом. Дон Канонджи был отмечен как «загадочный человек, который приручает арранкаров и утверждает, что он — учитель Ичиго Куросаки». Совет 46 боялся, что боевой дух синигами упадёт, если им скажут, что бывают «дружелюбные арранкары». Поэтому все статьи о Доне Канонджи подверглись жёсткой цензуре.

Дон обернулся, но Пикаро уже не было. Ведущий спросил, всё ли в порядке. Зрители не подозревали, что только что перед ними произошло. Слёзы блестели в глаза Дона. Она прокричал: «Дааа! Миссия! Выполнена!»

«Духи всегда с тобой!» По голосу Роки было видно, что она счастлива. А это всё, о чём Дон только мог мечтать.

Несколько недель спустя. Каракура, дом Куросаки.

Юзу и Карин смотрели по телевизору повтор каракурского выпуска шоу Дона Канонджи. Было уже очень поздно, но они ждали, когда домой вернётся их брат.

Ичиго пришёл. Сёстры были очень рады его видеть. Ичиго сказал, что им уже пора спать.

Постскриптум Править

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.