ФЭНДОМ


[прим 1]

Пролог Править

Статья Сюхея Хисаги в «Вестнике Сейрейтея» была ответом на запрос читателей. Читатели просили его рассказать о Доне Канонджи. Почему? Потому что в то время, пока Ичиго Куросаки был без сил синигами, случился некоторый инцидент. Статья Хисаги проливала свет на эти события.

Однако, в журнал она так и не попала. Совет 46 пропустил лишь цензурированную версию, а оригинал был сожжён.

Глава 1 Править

Наши дни. Каракура, префектура Токио.

Кейго Асано и Мизуиро Коджима возвращались с рождественской вечеринки. Кейго проиграл спор, и теперь на его голове красовался ирокез. Он далеко не был рад новой причёске, но постоянно напоминал себе (с подсказки Орихиме Иноуэ), что Роберт де Ниро выглядел круто с ирокезом в «Таксисте». Мизуиро был верен себе и продолжал отпускать колкие комментарии.

Кейго всё боялся, что его примут за какого-нибудь гопника. Он встретился взглядом с женщиной с чёрными волосами до плеч. Она хмуро смотрела на него. Он бросился объяснять: «Это не то, что Вы думаете! Я как де Ниро!» Но тут улыбка быстро сползла с его лица. Правую половину лица женщины закрывало нечто, похожее на оголённый череп.

По спине Кейго побежал холодный пот. Он осознал, что женщина похожа на тех чудовищ, за которыми постоянно гонялся Афро. Садо и Иноуэ рассказали Кейго, что это злые духи, как бы там они не назывались. Мизуиро тоже это понял и сказал Кейго держаться подальше. Тот кивнул, а про себя подумал, что будь у женщины бюст чуть побольше, никакие предостережения ему бы уже не помогли.

Но тут женщина скорчила раздражённую мину и — растворилась в воздухе.

Кейго был ошарашен. Мизуиро сохранял спокойствие. Однако, не они одни заметили странную женщину. Оживлённая улица была заполнена людьми. Многие указывали на то место, где исчезла женщина. «Вы это видели?! Она испарилась!» Хотя Кейго не хотел это признавать, он прекрасно знал, что он уже некоторое время видит призраков. Но было бы странно, если бы такой способностью обладали все вокруг. Почему же её видели все?

На место событий примчался Зенносуке Курумадани, почувствовавший подозрительную духовную силу. Но он опоздал, женщина уже исчезла.

Кейго знал, что Курумадани — синигами. Он заметил, что другие люди никак не отреагировали на его появление, а значит, даром видеть призраков они не обладали. Тогда почему же они увидели эту женщину?

Кейго и Мизуиро переглянулись, и, в некотором замешательстве, продолжили путь домой.

Они не могли знать, что это только начало. В течение года после этого очевидцы сообщали о таинственной женщине в маске, появляющейся на улицах Каракуры и соседних городов. Снова и снова, Курумадани, синигами, заведовавшие другими городами, квинси Урюу Исида чувствовали её присутствие, но она ускользала до того, как они могли добраться до неё. Через некоторое время кто-то смог сфотографировать эту женщину и выложить фото в интернет. Дело начало пахнуть национальной сенсацией. Слухам не было конца. Это постановка? Это призрак? Вторженец из иного измерения? В конце концов, всё это заинтересовало одного телеведущего.

Этот телеведущий решил снять специальный выпуск своей программы, в котором он постарается раскрыть тайну женщины в маске. Кто же это был такой? Никто иной как харизматичный медиум нового поколения — Дон Канонджи!

Глава 2 Править

250 лет назад. Общество душ, Руконгай.

Над равниной, расположенной где-то далеко на окраине Руконгая, звенел металл.

Синигами — защитники духов в мире людей и в Обществе душ. Но ещё они охотники. Охотники, которые сражают пустых своими мечами.

Охотники танцевали на поле брани, сражаясь с группой пустых, объявившихся в этой глуши. Это были синигами из одиннадцатого отряда, того самого, что специализируется на битвах. На их лицах горели улыбки. Они любят, когда жизнь висит на волоске. И они бесконечно преданы своему командиру. Этот человек просто излучал опасность. Его гигантская духовная сила заставляла маски пустых дрожать.

Это был капитан одиннадцатого отряда, Кенпачи Куруяшики.

Он был седьмым обладателем титула Кенпачи, имени, которого удостаивался сильнейший из синигами. Куруяшики победил предыдущего Кенпачи на дуэли несколько сотен лет назад, и с тех пор неоднократно защищал свой титул. Человеком он был весьма компанейским, его хорошо знали даже за пределами его отряда.

По небу побежала трещина, и из неё вышел Менос Гранде. «Не ты.» Куруяшики убил его одним ударом меча. Его не интересовал Гиллиан, в трещине был кто-то ещё. Кенпачи велел ему показаться.

Из трещины выскочили бесчисленные белые нити. Нити встречались, переплетались, свивались в верёвки и, в конце концов, образовали одну огромную сеть. Сеть обвилась вокруг меча Куруяшики, увлекая его внутрь трещины, но капитан сопротивлялся. Из трещины появляется небольшой пустой, похожий на белого паука. Его духовная сила куда тяжелее, чем у Гиллиана. Это был Адхучас. Зацепившись за нить, он повис между трещиной и землёй. Куруяшики сказал: «И не ты тоже. За тобой есть кто-то ещё. Может быть, Васто Лорде.» Паук не ответил и атаковал снова. Куруяшики пронзил его мечом. Пустой молчал. Куруяшики сказал, что его противник ни на что не годен, и швырнул его обратно в трещину. Капитан снова позвал того, кто продолжал скрываться внутри.

Он знал, что там кто-то есть. Но тут трещина закрылась. На мгновение Куруяшики расстроился, но затем со счастливой улыбкой вернулся в битву, продолжавшуюся на земле.

SAFWY Kenpachi Kuruyashiki

Кенпачи Куруяшики

Несколько часов спустя.

Сражение закончилось. Одиннадцатый отряд утроил пирушку прямо на поле боя. К ним на подмогу прибыли четвёртый и восьмой отряды, которые, увидев, что битва уже окончилась, начали было собираться в обратный путь. Но Куруяшики уговорил их остаться и присоединиться к празднованию.

Солдаты из одиннадцатого отряда восхищаются мощью своего капитана. «Только капитан Куруяшики может вот так вот расправиться с Меносом!» Сам же Куруяшики просит не забывать, что есть ещё главнокомандующий Ямамото, капитан двенадцатого отряда Кирио Хикифуне, капитан Кучики и капитан Шихоин. Его подчинённые напоминают ему, что никто из этих людей не побеждал Васто Лорде, как это однажды сделал Куруяшики.

На пирушке присутстовал и Сюнсуй Кьёраку. Куруяшики поинтересовался, справился ли бы тот с Васто Лорде. Кьёраку ответил уклончиво, дескать, может случиться так, что победишь Васто Лорде и проигрешь Гиллиану; что вопрос не только в силе.

Кьёраку спросил, не приведёт ли попойка к неприятным последствиям. Ямамото может снова наорать на Куруяшики, если тот не отчитается вовремя. И что скажет капитан Унохана, когда её подчинённые вернутся пьяными? Куруяшики согласился, что недовольная Унохана страшнее любого Меноса.

Позже они стали обсуждать прошедшую битву. В одном месте появилось сразу несколько пустых, среди которых был Гиллиан и Адхучас, а возможно, ещё и Васто Лорде. Возникла мысль, что они некоторым образом организовывались. Куруяшики считал, что, может быть, когда-нибудь в будущем пустые начнут действовать организовано, но не тогда. Хотя он припомнил, что тот Васто Лорде, которого он победил, перед очищением выкрикнул имя некоторого «господина Бараггана». Куруяшики предположил, что это мог быть некоего рода генерал пустых, и затем добавил, что хотел бы сразиться с ним, но, вероятно, Ашидо Кано с ним уже расправился. За несколько лет до тех событий Ашидо и несколько его товарищей пропали без вести в Уэко Мундо.

Куруяшики сказал, что даже если пустые будут эволюционировать, Готей 13 тоже не будет стоять на месте. Он предположил, что через двести-триста лет все капитаны, а то и лейтенанты будут способны бросить вызов Васто Лорде. Кьёраку пошутил, что в таком случае им с Куруяшики придётся уйти в отставку. Куруяшики ответил, что к тому времени он может и погибнуть. Но об отряде он не беспокоился, ведь в его главе всегда будет Кенпачи.

Один из его солдат тихо спросил, правда ли нулевой отряд приглашал Куруяшики. Он ответил, что это так, но он отказался. Он сказал, что он не годится на роль королевского телохранителя, который должен прятаться в отдельном измерении и ждать, пока враг прорвётся внутрь. Приказа от Совета 46 вступить в нулевой отряд он тоже не получал. Более того, будучи Кенпачи, он должен ждать, пока не найдётся тот, кто сможет превзойти его.

SAFWY Kenpachi Azashiro

Незнакомец

К Куруяшики подошёл молодой человек и вежливо попросил у него минутку внимания. Он говорил спокойно, однако его слова были чётко слышны на фоне шума празднования. Его одеяние выдавало в нём представителя знати, хотя он носил минимум украшений. Даже Кьёраку, второй сын одной из старших дворянских семей, не узнал его.

Куруяшики спросил, чего хочет пришелец, предложил ему выпить.

«Это он! Это Кенпачи Куруяшики!» — закричала черноволосая девушка, выскочившая из-за спины незнакомца, и засмеялась. На ней было белое кимоно, обнажавшее большое количество кожи, и тонны украшений. Две широкие кожаные полосы переходили крест-накрест через её лицо, закрывая глаза.

Молодой человек попросил её не говорить очевидные вещи и отойти. Девушка ретировалась, сказав, что он холоден, и выразив надежду, что он проиграет.

«Кенпачи Куруяшики. Я слышал… что если я убью Вас перед двумя сотнями Ваших солдат, я получу титул Кенпачи и пост капитана.»

Куруяшики подтвердил, что это не просто слухи. Незнакомец сказал, что хотел бы провести дуэль на месте, хотя мог бы и подождать, пока Куруяшики протрезвеет. Другие синигами только рассмеялись; кто-то спросил, есть ли у парня предсмертное желание. Но Кьёраку, стоявшие поблизости члены четвёртого отряда и сам Куруяшики оставались серьёзны. Куруяшики сказал, что он готов к бою, и поднялся. Его солдаты были потрясены, но быстро осознали, что капитан не шутит. Многие глядели на незнакомца с сожалением. У него даже не было духовного меча.

Синигами образовали круг вокруг Куруяшики и его противника. Куруяшики попросил Кьёраку занять место секунданта. Кьёраку сказал незнакомцу, что есть и другие способы стать капитаном. Тот ответил, что он пришёл не разговаривать. Хотя его слова могли показаться надменными, Кьёраку отметил отсутвие эмоций в голосе незнакомца. Кьёраку попросил Куруяшики быть осторожным.

Кьёраку размышлял. Отсутствие меча ещё ни о чём не говорит. Например, командир отряда кидо, Тессай Цукабиши, может сражаться на равных с капитаном лишь с помощью заклятий. Но улыбка Куруяшики говорила о том, что пытаться остановить его бесполезно. Куруяшики уже много раз принимал такие вызовы.

Незнакомец спросил, выполнены ли условия дуэли. Куруяшики сказал, что они могут начинать.

«Хорошо. В таком случае, Ваша жизнь будет потрачена не зря.»

В следующее мгновение дождь крови брызнул из тела Куруяшики, словно внутри него пронёсся вихрь клинков.

Никто не увидел, чтобы незнакомец достал меч, или чтобы он наложил кидо. Он даже не пошевелился. Тем не менее, он победил и стал новым Кенпачи. Как Куруяшики и хотел, появился человек сильнее, чем он сам.

Уэко Мундо.

Свидетелями смерти седьмого Кенпачи стали не только синигами из Готея. Хотя в те времена никто в мире людей не мог даже вообразить такую вещь как видеонаблюдение, в Уэко Мундо существовали пустые, способные передавать изображение. Именно с помощью этих жучков пустой-гуманоид наблюдал за дуэлью. Он был Васто Лорде, и это он организовал нападение пустых на Общество душ несколько часов назад.

«Это фраза Ямми, но… действительно suerte(Flag of Spain Повезло)
suerte
Flag of Spain Повезло

Он планировал сам убить Куруяшики и изучить его тело, но такой вариант развития событий был не менее интересным. Он перемотал запись, чтобы изучить, что именно произошло во время дуэли. Из его груди вырвался истерический смех.

Он повернулся к пустому, имеющему облик белого паука, и похвалил её. Он собирался её убить, но сражение с синигами вдохновило его на новый эксперимент. И верная бойцовская собака ему ещё пригодится.

Пустой опустил голову, почувствовав лёгкую радость. «Благодарю Вас… — ответила она Васто Лорде, который впоследствии, благодаря Сосуке Айзену, станет арранкаром и войдёт в Эспаду, — господин Заельапорро».

Наши дни.

Все знают, что Кенпачи Зараки, одиннадцатый Кенпачи, получил этот титул, победив десятого Кенпачи, Кенпачи Киганджоу.

Однако, не сохранилось никаких записей о том, как был побеждён восьмой Кенпачи, и был ли он побеждён вовсе. Нет никакой информации даже о том, кем был восьмой Кенпачи. По приказу Совета 46 все свидетельства, подтверждающие существование этого человека, были уничтожены. Тем не менее, он оставил след в сердцах многих синигами. Он был преступником, какого Общество душ ещё не видело, поставившим под угрозу само существование загробного мира.

Глава 3 Править

Наши дни. Уэко Мундо.

Бескрайнее море белого песка. Именно так выглядит дом пустых, Уэко Мундо.

Маленькая девочка-арранкар, Нелл Ту, бежала через пустыню, неподалёку от Лас Ночес, и не переставая вопила о помощи. За ней гнались Дондочакка Бирстанн, Пеше Гатише и их питомец, Бавабава. Они любят играть в бесконечные салки. Но в тот раз всё было немного по-другому. Все четверо спасались беством от смерти.

SAFWY Pikaro

Пикаро

За ними гнались никак не меньше сотни арранкаров. Они утверждали, что хотят поиграть с Нелл. Но в совокупности с Серо, которыми они переодически в неё стреляли, их слова звучали неубедительно, поэтому девочка продолжала бежать.

Большинство преследователей выглядели как дети немного младше самой Нелл. У одного на голове было что-то вроде белых наушников. Некоторые не были людьми, а были похожи на маленьких животных. Но у каждого где-то на тело было вытатуировано число 102. У них не было личных имён, их всех вместе звали Пикаро. Их считали единым целым. Все вместе они были арранкаром под номером 102 из Приварон Эспады.

Пеше сокрушался, как же им не повезло наткнуться на них. Дондочакка сказал, что после смерти Рунуганги Пикаро свободно бегают за пределами Лас Ночес.

У Пикаро был разум ребёнка. Они легко поддавались сиюминутным желаниям. Когда-то они формально служили в армии Бараггана, затем ненадолго стали эспадой, когда пришёл новый король, Айзен. Но вскоре Айзен понизил их в Приварон Эспаду и отправил в гнездо Трес Сифрас. Рунуганга удерживал их внутри с помощью песчаных бурь, чтобы они не устроили хаос в мире людей.

Но теперь Пикаро были свободны. И если они находили себе товарища, они играли с ним до тех пор, пока тот не падал заметрво. Они были кошмаром слабых.

«И-чиго! Спаси нас!»

Нелл познакомилась с Ичиго Куросаки 18 месяцев назад. Нелл помнила, что у Ичиго возникли проблемы, когда они столкнулись с Нойтрой, но что случилось потом, ей было неведомо. Когда она очнулась, она увидела страшного синигами, склонившегося над ней, и пустилась наутёк. Позже она услышала от товарищей Ичиго, что он вернулся в мир людей. Она хотела пойти вместе с ними и поблагодарить Ичиго, но тут её заметил другой страшный синигами, Маюри Куроцучи, который хотел изучить её. С помощью квинси и остальных она смогла убежать, но, когда она вернулась, и люди, и синигами уже ушли.

За все эти полтора года Нелл ни разу не произнесла имя Ичиго, чтобы не напоминать себе о том, как они одиноки.

Пеше и Дондочакка переглянулись и решили дать отпор преследователям. Они смешали Бесконечное скольжение Пеше с песком, чтобы создать некоторое подобие зыбучего песка. Что оказалось не совсем удачной идеей, потому что Нелл тоже в нём чуть не утонула. Они вытащили потерявшую сознание Нелл. Пикаро, между тем, тоже освободились.

Пеше и Дондочакка выстрелили Серо Синретико. Оно накрыло примерно половину Пикаро. Вторая половина, не мешкая, выстрелила Серо в ответ. На несколько секунд пустыня озарилась выспышками. В песке остался крупный кратер. Нелл и остальных нигде не было видно.

Пикаро стали думать, с кем бы ещё поиграть. Рудборн? Нет, он стал совсем несносным после того, как Айзен и Барагган ушли. Как насчёт Люппи? А, он же умер. Куккапуро? Никто не знал, где он. Гантенбайн? Аналогично. Может, стоит пойти в Лес Меносов? Говорят, там живёт сильный рыжий синигами! Отлично!

Они двинулись в сторону леса, но тут внезапно почувстовали странную духовную силу. Это была женщина с маской, закрывавшей правую половину лица. Она выглядела одиноко. Кто-то из Пикаро сказал, что видел её в Лас Ночес. Они побежали в её сторону, но она растворилась в воздухе. Они попытались найти её с помощью Пескисы и обнаружили ещё одну, отдалённо знакомую духовную силу.

Пикаро придумали новую игру: тот, кто найдёт женщину, победил. Они открыли гарганту и, подхватив своих падших товарищей, отправились в разделитель миров.

В пустыню вернулась тишина. Дондочакка выпрыгнул из песка и выплюнул Бавабаву, Нелл, Пеше и кучу песка. Перед атакой арранкаров он проглотил своих товарищей и закопался в песок, пожирая его. Они предположили, что съеденный Дондочаккой песок и помешал Пикаро их обнаружить. Они не знали, что арранкаров отвлёк кто-то другой.

Пеше нахмурился. Он почувствовал следы двух знакомых духовных сил. Он пробормотал про себя, что этого не может быть.

Нелл очнулась и спросила, куда делись Пикаро. Пеше не смог их обнаружить и предположил, что они открыли гарганту и ушли в мир людей. Нелл стала беспокоиться за Ичиго, но Пеше напомнил ей, что Ичиго очень силён. Это успокоило её.

Они не знали, что Ичиго потерял свои силы. Теперь он не смог бы даже увидеть их. Не знали они и о том, что место, в котором живёт Ичиго, всё равно было кому защитить. Надменный квинси. Синигами с афро. И… ещё один человек. Куда более известный. Его имя…

Глава 4 Править

«А его имя, разумеется, мистер… Дон Канонджи!» — объявил ведущий. Зрители ликовали. Дон засмеялся и громогласно произнёс: «Бухахаха! Духи всегда с тобой!» Скрестив руки перед собой, зрители повторяли его фирменный смех. Дон, одетый в кричащий костюм, смотрел на свою аудиторию сквозь солнцезащитные очки и приветствовал её. Он был медиумом и героем детей по всей стране.

В последнее время рейтинги телепередачи Дона Канонджи стали падать, но это его ни капли не останавливало. Он бы продолжал своё дело, даже если бы у него остался один-единственный зритель. Команда шоу прекрасно об этом знала, но тем не менее выложилась на полную в этом специальном выпуске в Каракуре. Однако, устроить такое же яркое вступление, как в прошлый раз, — прыжок Дона с парашютом с вертолёта — не удалось. Дело в том, что в Каракуре, горячей точке на духовной карте мира, почти два года назад случилось множество смертей. Это оставило отпечаток на городе, и он уже далеко не так охотно сотрудничал с шоу о призраках.

Многие погибли, когда Ямми всосал их души, многие не пережили встречи с Айзеном, который слился с Хогьёку. «Утечка природного газа» — так объясняли все эти смерти те, кто не подозревал о существовании пустых и синигами.

Когда-то Дон защищал город от пустых вместе с командой Каракура-райзеров. Но в прошедшем году он снимался в шоу за океаном, и уже давно не видел своих боевых товарищей.

Целью этого выпуска было изгнание той странной женщины в маске, которая периодически появлялась на улицах Каракуры. Дон подозревал, что она как-то связана с пустыми.

Хотя у Дона и его команды был автобус, готовый в любой момент доставить их туда, где появится эта женщина, Канонджи предпочитал ему собственный обожаемый импортный кабриолет под названием «Жанна д'Арк».

Внезапно послышался шум. По коже Дона пробежал холодок. Он сам и его съёмочная группа повернулись на звук.

Но Дон Канонджи был единственным, кто мог видеть ребёнка в белых наушниках, который стоял на крыше автобуса. За спиной мальчика, прямо в воздухе, зияла дыра, похожая на открытую пасть гигансткого чудища. Дыра захлопнулась. Дон чувствовал, что этот ребёнок не был обычным духом.

Мальчик пробормотал: «Странно. Это же точно здесь!» Тут он увидел, что Дон смотрит на него, и спросил не синигами ли он. Дон представился и поинтересовался, что маленький ребёнок здесь делает. Может, ищет родителей? Дон был готов помочь в поисках. Мальчик сказал, что ищет женщину в маске. Дон предположил, что они оба ищут одного и того же человека. Мальчик предложил посоревноваться: кто первый найдёт её, тот и победил. И если он выиграет, то Дон останется с ним играть. Канонджи, не подозревавший о том, насколько игры Пикаро могут быть опасны, согласился. Мальчик обрадовался.

Мальчик коснулся наушников и подозвал остальных Пикаро. Они появились из-за деревьев, столбов, из-под крыш, без умолку переговариваясь между собой. Не накажут ли их за игры с людьми? Но Бараггана больше нет. Тоусена тоже. Не разозлится ли Харрибел? А какая разница! Будем играть и убивать! А он сильным не выглядит, да?

Пикаро разбежались. Дон думал, во что же ему придётся играть с такой толпой детей. Они хотят устроить чемпионат по футболу? Режиссёр, который не мог слышать диалог, был в замешательстве и беспокоился, что в Дона вселился злой дух или что-то в этом роде. Канонджи сказал, что с ним всё в порядке и он готов соревноваться с мальчишкой. Режиссёр ничего не понял, но был рад, потому что программа обещала получиться замечательной.

Пикаро в наушниках искал женщину при помощи Пескисы. Он обнаружил, что она ушла из мира людей. Перед ним открылась Гарганта, из которой его подозвал другой Пикаро. Внутри собралась целая группа. Они обнаружили странную нить. Она не была похожа на духовную нить, следы духовной силы вообще не были похожи на духовную силу синигами или пустых. Скорее, она была похожа на волокно паутины. Нить уходила в поток духовных частиц. Один из Пикаро вспомнил, что именно из того места, куда вела нить, когда-то пришёл господин Айзен.

Нить вела в Общество душ.

Любопытные Пикаро пошли вдоль нити. Они не понимали, как глупо с их стороны вторгаться на территорию врага. Их наивность была одновременно и силой, и слабостью.

В то же время где-то в Гарганте.

Общество душ, Уэко Мундо и мир людей разделяет пропасть. Тьма, наполненная мощной духовной энергией. Красивая девушка с маской, закрывавшей пол-лица, шла сквозь эту тьму по узкой дорожке, которую она создавала сама.

Она была одна, однако разговаривала с кем-то. Собеседник корил её за то, что она позволила Пикаро себя увидеть. Если она хотела спасти Неллиэль, то это бесполезная трата времени — от бродяги нет никакого толка. Голос сказал, что прощает девушку — Пикаро мог пригодиться для отвлечения внимания.

Тем не менее, собеседник напомнил девушке, что она — лишь инструмент в его руках. Она попросила прощения. Голос становился всё более рассерженным. Исследование должно было вот-вот дать результаты, но если девушку убьют, вся работа пойдёт прахом. Собеседник приказывает ей продолжить прятаться в мире людей, а если рядом окажется синигами, пустой или квинси — немедленно убегать, не ввязываться в сражение. Хотя он выразил сомнения в том, что синигами смогли бы с ней справиться. С грустью во взгляде девушка ответила: «Хорошо… Господин Заельапорро.»

Глава 5 Править

Общество душ, НИИ синигами.

Хиёсу орал на Рина Цубокуру за то, что он постоянно ест конфеты.

Они находились в самом сердце Общества душ. Сейрейтей, окружённый со всех сторон Руконгаем, — это то самое место, где живут и работают синигами. Однако научно-исследовательский институт большинство из них обходило стороной, несмотря на то, что он был одним из важнейших учреждений Сейрейтея. Синигами на посту в Обществе душ и в мире людей никак не могли обойтись без тех данных, которые получала лаборатория изучения духовных волн. Она занималась отслеживанием пустых в обоих мирах и наблюдением за разделителем миров.

Обычно в лаборатории работают только Рин и ещё пара человек, но в тот раз присутствовали все. Город Каракура находился под пристальным вниманием учёных, потому что несколько часов назад там было зафиксировано появление более сотни Гаргант и не меньшее число арранкаров. Но они исчезли до того, как кто-либо успел поднять тревогу. Цели арранкаров были неизвестны, а Каракура была важным для Общества душ регионом. Поэтому Готей 13 был готов ударить в любой момент, а НИИ синигами сосредоточенно следил за обстановкой в городе.

Нико пробормотал, что всё это странно: духовная сила у всех этих арранкаров была очень похожа, и зачем-то они открыли множество мелких Гаргант вместо одной большой. Хиёсу согласился и спросил мнение Акона. Тот не хотел делать поспешных выводов.

Между тем, над Коном проводили эксперименты. Он кричал, что ему должны как минимум заплатить за это, и что если с ним что-нибудь случится, Рукия этого так не оставит. Хотя он был не против экспериментов, если их будет проводить Нему или какая-нибудь другая девушка.

Директор иститута отсутствовал. Он был на суде.

Совет сорока шести был в том числе и высшим судебным органом Общества душ. Его власть уступала лишь могуществу Короля душ.

Маюри Куроцучи был обвинён в преступлении. Однако никто из учёных института не волновался за него. Дело не в том, что им было всё равно. Они уважали директора. Просто они знали, что совет не мог осудить Куроцучи.

Совет 46.

Судьи и мудрецы были вне себя. Суд обвиняемого совершенно не волновал. Маюри Куроцучи считал всё это пустой тратой времени и не смущался сказать об этом.

НИИ синигами

Хиёсу спросил Акона, в чём же обвиняют Маюри. Тот рассказал, что капитан взорвал нескольких своих солдат, ещё тогда, когда Ичиго вторгся в Общество душ. Не все синигами из двенадцатого отряда работали в институте. И Куроцучи считал, что это — один из немногих способов, которыми такие синигами могли принести хоть какую-то пользу.

С того инцидента утекло довольно много воды, но у Совета 46 не было времени — и возможности — заняться им. Сначала Айзен убил всех членов старого совета, затем началась война с арранкарами, а после того, как Айзен был заключён в Небытие, совет больше года дискутировал о судьбе вайзардов.

Новый совет не мог наказать Куроцучи за эксперименты над квинси, потому что на это ему дал разрешение старый совет. Акон предположил, что на самом деле совет хочет убрать директора института, вот и нашёл подходящий повод. Его коллеги согласились. Они не были удивлены. Большинство из них были выходцами из Гнезда личинок.

Рин сказал, что с точки зрения нормального человека, Куроцучи должен сидеть в тюрьме. Акон возразил, что уж чем-чем, а моралью Совет 46 точно не руководствуется. Они закрыли проект «Острие копья» лишь потому, что боялись, что оружие попадёт в руки потенциального врага. Если бы они заботились о людях, они бы не отдали приказ казнить пустифицировавших капитанов, даже не удосужившись разобраться в деле.

Рин отметил, что всё это сделал предыдущий совет. По мнению Акона, ничего не изменилось. В ином случае они бы, например, оправдали Кисуке Урахару. Но они слишком сильно боятся того, что Урахара может быть зол на них за несправедливое обвинение. Хиёсу добавил, что совет обвинил Куроцучи для того, чтобы показать ему, что они будут закрывать глаза на его действия, но только если он будет их слушаться. Помимо прочего, НИИ приносит много пользы Совету 46. Они не станут без предупреждения сажать его директора за решётку.

Акон пошутил, что если Куроцучи отправят в Небытие, он будет несказанно рад, что ему представилась возможность изучить других заключённых. Рин спросил, если там кто-либо, кроме Айзена. Акон сказал, что должно быть ещё несколько человек.

Небытие — последний, самый глубокий круг Центральной подземной тюрьмы. Туда заключают самых отъявленных преступников, которых, по каким-либо причинам, нельзя было казнить с помощью Сокьёку.

Например, в Небытии сидел Азаширо. Его приговорили более чем к десяти тысячам лет заключения. Но тут рассказ Акона прервал громкий хруст карамельки. Акон отругал Рина, но тот оказался ни при чём. Это была лейтенант одиннадцатого отряда, Ячиру Кусаджиши. Акон спросил, что она делает в лаборатории. Ячиру ответила, что она хочет помочь Рину съесть конфеты. Рин отказался делиться.

Внезапно раздалась сирена. Чуткое оборудование засекло вторженца. Это были те самые арранкары, которые появлялись в Каракуре. Но в этот раз они двигались не группой, а по отдельности. Исследователи быстро передали предупреждение всем. Ячиру выпрыгнула в окно с улыбкой на лице. Она бежала будить «Кенчика».

Руконгай, запад, врата Белого пути.

Через стену, окружающую Сейрейтей и отделяющую его от Руконгая, есть четыре прохода. Великан Джиданбо, страж врат Белого пути, был настороже, готовый к встрече с вторженцами. Одна из Пикаро появилась перед ним и сказала, что хочет попасть в Сейрейтей. В её голосе не было никакой враждебности, и Джиданбо, не знавший о том, что арранкары похожи на людей, подумал, что перед ним один из обитателей Руконгая. И просто вежливо отказал.

Девочка поняла, что он страж. Значит, если она убьёт его, она сможет пройти? А может, она и страж вместе поиграют? Джиданбо не принимал девочку всерьёз, пока не заметил меч у неё на поясе. Могла ли она быть этим самым вторженцем?

Внезапно девочка закрыла глаза, наклонила голову и ответила кому-то: «Не может быть. Шибата? Серьёзно?» Она сказала Джиданбо, что теперь у неё нет времени играть с ним, и убежала. Страж вздонул с облегчением. Он боялся, что ему всё-таки придётся поднять топор на девочку.

Через несколько минут он услышал страшный грохот.

Руконгай, где-то на западе.

«Эй, Шибата, это ты?»

Юичи Шибата обернулся на голос и напрягся. Мальчик, который к нему обратился, простодушно улыбался, но что-то в нём отдалённо напоминало пустого. Юичи подтвердил, что это он. Мальчик улыбнулся ещё шире и позвал остальных Пикаро.

Несколько Пикаро окружили Юичи. Среди них были и те, кто походил на животных, с белыми черепами на голове. Юичи сразу же вспомнился Визгун, пустой, убивший его маму.

Пикаро переговаривались между собой. Они обсуждали то, как однажды, забредя в мир людей, они встретились с Шибатой. Они уже было собирались убить Визгуна и превратить Шибату в пустого, чтобы они могли вместе играть, но мальчика спас синигами. Шибата так и не стал пустым, не стал их другом. Пикаро считали, что это несправедливо.

Юичи не знал, что ему делать, и попытался заговорить с арранкарами. Пикаро напомнили ему, как он играл в догонялки с Визгуном, и предложили ему стать пустым и поиграть с ними.

Юичи испугался. Он вспомнил про Садо, который защищал его, но его рядом не было. На помощь мальчику пришёл другой. Крупная тень возникла из ниоткуда, словно принесённая порывом ветра. Мужчина подхватил его и перенёс на крышу ближайшего дома. Спаситель обладал суровым взглядом и был совершенно лысым. Это был Иккаку Мадараме, третий офицер одиннадцатого отряда.

Когда подняли тревогу, Мадараме был на обходе в западном Руконгае. Все офицеры получили приказ остановить вторженцев и/или разузнать об их намерениях. Иккаку уж было подумал, что это его счастливый день, но, встретившись с группой детей, решил, что ему не повезло.

Увидев, что арранкары ни на кого не нападают, и вообще, ведут себя мирно, Иккаку просто сказал им, чтобы они проваливали в Уэко Мундо.

Его подоспевший товарищ был несогласен, ведь они должны ещё выяснить, чего хотят арранкары. Этим товарищем был Юмичика Аясегава, пятый офицер одиннадцатого отряда.

Пикаро вновь попросились в Сейрейтей. Иккаку такое смехотворное требование лишь разозлило. Юмичика объяснил, что арранкарам нельзя в Сейрейтей. Пикаро сказали, что это несправедливо, что их не пускают, — ведь та женщина была арранкаром, и тем не менее, она прошла в Сейрейтей. Эти слова сильно удивили двоих синигами. Сейрейтей защищён стеной из камня секки, которая создаёт сферический барьер вокруг города. Конечно, можно вломиться в ворота или пробить барьер с помощью огромной силы. Но чтобы кто-то мог проникнуть в Сейрейтей незамеченным? Это нечто неслыханное.

Пикаро были уверены в том, что женщина находилась в Сейрейтее — её нити шли сквозь стену. Иккаку спросил, как это понимать, но тут прогремел взрыв. Чёрный дым повис над центром Сейрейтея, а именно — над тем местом, где располагался НИИ. Неужели в город действительно пролез диверсант?

Иккаку повернулся к Пикаро, чтобы спросить, о ком именно они говорили, но арранкаров нигде не было. Юичи сказал, что они убежали. Иккаку подумал, что ему сегодня совсем не везёт.

Тремя минутами ранее, НИИ синигами.

Никто из учёных не замечал этого. Если бы Маюри был на месте, он бы, возможно, заметил. Но он был на суде. Это была тонкая нить Негасьона, настолько тонкая, что человеческий глаз не мог её уловить. Она ползла всё глубже и глубже в недра института.

Учёные разбавляли беседой рутину изучения данных о вторженцах. Похоже, Курумадани также сообщал о женщине в маске, но его отчёт ещё не успели обработать.

По спине Акона пробежал холодок. Не он один почуял что-то странное. Зловещая духовная сила накалялась внутри станции наблюдения — а именно там они и находились. Все, как один, позабыли о своих делах. Тем не менее, тишину нарушал один звук. Кто-то печатал. Все взоры обратились к директорскому столу. За ним сидел мужчина. Он едва заметно ухмыльнулся. «Значит… Тот, кто убил меня, — директор этого заведения?» Голос арранкара с маской в форме очков был совершенно спокоен.

Кто-то шёпотом поинтересовался, не один ли это из образцов, которые хранились в законсервированном виде. Слово «образец» разозлило арранкара. Его тело разжаловали до какого-то «образца»! Тем не менее, арранкар сказал, что не отказался бы взглянуть на этот самый «образец» — не каждый день, видите ли, выпадает случай осмотреть свой собственный труп. Хотя он заметил, что не может вспомнить момент, в который он умер.

Учёные, наконец, вспомнили, как был подписан тот образец. «Заельапорро Гранц. Эспада

Обменявшись с Аконом несколькими репликами, арранкар обнажил меч. Ему надоело болтать.

Несколько секунд спустя.

После взрыва, который уже был готов раздаться, все поняли, что в Сейрейтей проник неприятель. Однако один человек обнаружил вторжение ещё раньше, заметив нить Негасьона. Этот человек был заперт глубоко под землёй. Там, где держали самых отъявленных преступников.

Во тьме.

Преступник не нарушал тишины, он лишь открыл глаза. В тот же миг раздался женский смех. «Ха-ха-ха! Сколько лет, сколько зим! Когда ты открывал глаза в последний раз? 250 лет назад? Или 500? Или, может, 20000? Или это было три секунды назад? Ха-ха-ха!»

Преступник медленно открыл рот и ответил: «Когда здесь заточили Сосуке Айзена

Словно отреагировав на его слова, вездесущую тьму пронзил слабый огонёк. Преступник увидел женщину в белом кимоно. Кожаный пояс был затянут крест-накрест на её лице, закрывая глаза. Женщина прекрасно знала. Да, преступник в последний раз отрывал глаза, когда Айзена привели отбывать наказание в Небытии. Знала она и о том, как Айзен был побеждён — как он сражался с рыжим исполняющим обязанности синигами и как после этого Кисуке Урахара смог наложить на него печать. А затем суд приговорил его в двадцати тысячам лет в Небытии.

Почему же сейчас преступник открыл глаза?

«В меня… проникла… тонкая нить. Это духовные частицы?.. Нет, это Негасьон.»

Подробнее он объяснять не стал. Преступник был молчалив.

«Мне нужно подумать, не пора ли мне покинуть Небытие.»

Глава 6 Править

НИИ синигами.

Зданию института был нанесён серьёзный урон. На помощь раненым прибыл четвёртый отряд. Арранкар словно провалился сквозь землю.

Рассмотрение дела Маюри было отложено. Вместе с Нему, которую он взял с собой на суд, он вернулся в НИИ. Акон просил прощения за ущерб, который он не смог предотвратить, но Маюри это не интересовало. Ему нужны были ответы. Например, почему враг никого не убил? Акон отметил странную реакцию вторженца на слова об образце Заельапорро.

Получасом ранее.

Все пережили атаку арранкара. Он сказал, что недооценил боевые навыки исследователей, и добавил, что изучит их тела позже. А сейчас есть дела поважнее.

Вторженец подошёл к большому цилиндрическому аквариуму. Внутри, в светящейся жидкости плавал тот самый образец, который он искал. Обычно, если арранкара убить духовным мечом, его душа очищается, а тело исчезает. Но Маюри разработал специальное устройство, которое позволяет остановить этот процесс и сохранить подобные образцы для исследования.

Арранкар засмеялся, увидев глупое выражение лица своего трупа. Он даже не осознал, что умер. Информация, полученная от духовных жучков, была точной.

Арранкар повернулся к исследователям и сказал, что сейчас им выпадет редкая удача, и они увидят воссоединение души и тела, которое однажды умерло. Он окунул руку в жидкость и прикоснулся к образцу.

Но ничего не произошло.

Арранкар ругнулся. Маюри, по всей видимости, что-то сделал с его телом. Вторженец потянулся к мечу. Он уже был готов выместить свою ярость на исследователях, но остановился. Он почувствовал духовную силу того синигами, что убил Нойтру и Ямми. А в своём нынешнешнем состоянии сражаться с этим чудищем он не имел никакого желания.

Вторженец растворился в воздухе вместе с образцом. В то же мгновение раздался грохот.

Настоящее время.

Выслушав рассказ Акона, Маюри заскрипел зубами. Значит, это капитан Зараки разрушил стену.

Одиннадцатый отряд должен был дежурить около ворот. Однако, по всей видимости, Зараки снова заблудился, а завидев взрыв, помчался прямо к институту.

Маюри спросил, не исчез ли арранкар точно так же, как та женщина в маске, которую столько раз видели в Каракуре. Акон сказал, что, судя по видеозаписям с женщиной, так оно и было.

Акон поинтересовался, знает ли Маюри, чем именно был этот вторженец. Тот ответил, что у него есть догадки — но лучше бы они не оправдались.

Общество душ, Сейрейтей.

Сюнсуй Кьёраку увидел её. Она стояла неподалёку от того места, где Джуширо Укитаке, капитан тринадцатого отряда, который страдал от болезни лёгких, любил отдыхать.

Укитаке чувствовал себя плохо, поэтому на собрании капитанов не присутствовал. Кьёраку хотел проведать его и, если будет возможность, обсудить новости. Главнокомандующий Ямамото сообщил капитанам, что теперь им дозволено всё время иметь мечи при себе и сражаться в полную силу.

Правую половину лица незнакомки закрывала костяная маска. Она была арранкаром. Кьёраку подавил свою духовную силу как только мог, чтобы оставаться незамеченным. Он хотел посмотреть, что будет дальше.

Кьёраку изумился, насколько тихой была её духовная сила. В Обществе душ всё состоит из духовных частиц. И её духовная сила была такой же эфемерной, как, скажем, у фонаря или дерева.

«Девушка, Вы не заблудились?» — спросил капитан. Вторженка вздргнула от неожиданности. Её духовная сила резко поднялась.

Девушка узнала Кьёраку. Она спросила, он ли это был много лет назад вместе с Кенпачи Куруяшики. Капитан был сильно удивлён. Затем девушка попросила прощения. Она сказала, что пейзаж был таким красивым, что она невольно слилась с ним. Она попросила не обращать на неё внимания и пообещала исчезнуть, что незамедлительно и сделала.

Кьёраку всё ещё не отошёл от удивления. Откуда она могла знать Куруяшики?

Укитаке резко оттолкнул в сторону бамбуковую дверь. «Кьёраку? Что случилось? Мне показалось, я на мгновение почувствовал присутствие арранкара…»

Кьёраку сказал, что всё нормально. Он правда надеялся, что всё хорошо, но не мог отделаться от дурного предчувствия. Не потому, что вторженка знала Куруяшики. А потому, что он прекрасно помнил, что за человек убил Куруяшики.

Север Сейрейтея, Врата чёрной усыпальницы.

Несколько Пикаро и несколько синигами сражались неподалёку от ворот. Синигами недоумевали, как арранкары так быстро оправляются от ран. Сражённые мечом, они падали на землю, но через пару минут вставали снова, как ни в чём не бывало.

Внезапно Пикаро перестали сражаться. Они обратили внимание на то, что нитей, проходящих сквозь стены Сейрейтея, резко стало гораздо меньше. Должно быть, женщина в маске ушла. Некоторые из арранкаров хотели продолжить «игру» с синигами, но Пикаро в наушниках напомнил всем про гонку с Доном Канонджи. Арранкары убежали с помощью Сонидо.

В то же время синигами получили известие о том, что к ним мчится капитан Зараки, готовый сражаться с врагом. Но враг сбежал… Капитан будет недоволен.

Центральная подземная тюрьма. Восьмой, самый нижний из уровней — Небытие.

Тьма. Повсюду тьма. Кромешная тьма, в которой не понять, где лево, где право; где верх, где низ.

Вот что представляет из себя тюрьма под названием Небытие.

В Небытии содержалось лишь несколько преступников, но тем не менее, Общество душ ни за что бы её не закрыло. Здесь заключённые не могли почувствовать мир — и были отсечены от этого мира. Чтобы мир забыл про них. Чтобы само их существование было вычеркнуто из бытия.

Вряд ли во всём Обществе душ нашёлся бы тот, кто мог бы сказать, кем был первый узник Небытия, и уж тем более, что с ним сталось. Но последнего из заключённых знали многие.

Это был Сосуке Айзен.

Один из синигами, но в то же время король пустых. Предатель, который хотел поднять руку на Короля. Благодаря Хогьёку, бессмертный. Заточённый за свои преступления в Небытие.

Руки, ноги, глаза, уши, рот — всё было связано. Он был лишён зрения, слуха, возможности говорить и даже осязания.

Но внезапно часть чувств вернулась к нему. Кто-то снял часть ткани, которой было замотано лицо, освободив один глаз, одно ухо и рот.

Но прозревший глаз увидел лишь тьму. В Небытии всегда должна быть тьма. Тем не менее, её пытался развеять фонарь, стоявший рядом с его креслом.

Рядом с фонарём стоял мужчина.

Айзен не подал никаких признаков удивления. Обычному человеку понадобилось бы несколько часов, что вернуть себе способность нормально говорить после целого года молчания, но не ему. Он невозмутимо, с иронией в голосе отметил оказанную честь лицезреть столь великого узника и спросил, как ему величать собеседника. По настоящему имени — Соя Азаширо? Или по его титулу как сильнейшго из синигами — восьмой капитан одиннадцатого отряда, Кенпачи Азаширо?

Женщину, которая стояла за спиной Азаширо, невозмутимость Айзена забавила. Она предложила забрать у него Хогьёку. Азаширо попросил её помолчать.

Азаширо сказал, что его не интересует ни Хогьёку, ни преступления Айзена. Его интересовало то, что происходило за пределами тюрьмы. Айзен спросил, что нового он может рассказать Азаширо, который, даже будучи в Небытии, видит насквозь весь Сейрейтей, и на которого, веротяно, даже иллюзии Кьёка Суйгецу бы не подействовали.

Азаширо молчал. Женщина рассмеялась. Она сказала, что у Азаширо ушло два дня на то, чтобы развеять иллюзию Айзена. И все эти два дня он постоянно повторял: «Что-то тут не так». Азаширо снова попросил тишины. Он сказал, что хочет знать, что происходит за пределами Сейрейтея. И ещё ему интересно, как Айзен потерпел поражение. Азаширо не думал, что Ичиго Куросаки сможет победить его.

Женщина снова встряла в разговор. По её словам, Азаширо считал, что Айзена остановит нулевой отряд. Но до этого дело не дошло. Она спросила, не стыдно ли ему за то, что он так ошибся.

Айзен сказал, что, как оказалось, потерпеть поражение — это весьма полезный опыт, особенно с учётом того, в каком беспорядке тогда было его сердце.

Азаширо был несогласен. Он не видел никакой пользы в поражении. Однако он не имел никакого желания обсуждать это, ибо в этом нет никакого смысла. Айзен сказал, что он ответит на вопросы Азаширо. Тот поблагодарил его, ведь Айзену не будет от этого никакой пользы. Тут уже не согласился Айзен, ведь предсказывать действия Азаширо и их результат на основе вопросов, которые он задаст, — это довольно неплохой способ убить время.

Получив ответы на свои вопросы, Азаширо растворился в воздухе. Так, как это делали женщина в маске и двойник Заельапорро.

Айзен закрыл глаза и едва заметно улыбнулся, предвосхищая последствия действий Азаширо.

Небытие снова погрузилось в кромешную тьму.

Глава 7 Править

Полдня спустя. Утро. Каракура.

Дон Канонджи стоял у дверей дома Ичиго Куросаки. Он хотел искать женщину в маске вместе со своим учеником номер один. Но Юзу сказала, что её старший брат на работе.

Дон не знал, что Ичиго потерял силы. Да, он не мог больше его почувствовать, но думал, что Ичиго просто научился скрывать своё присутствие.

Дон спросил, дома ли отец Юзу. Он хотел узнать мнение Ишшина о его новом костюме. Но он тоже отсутствовал — он был на педиатрической конференции. Юзу заверила Дона, что его костюм выглядит замечательно.

Десять минут спустя. Магазин Урахары.

У Дона была тайна. Это он, и никто другой, скрывался под псевдонимом Каракура-Золотого, командира Супергероев Каракуры — группы, которая сражалась с пустыми.

Он хотел призвать на помощь двух дургих членов группы — Уруру Цумугию и Джинту Ханакари. Однако они должны были следить за магазином в отсутсвие шефа и не могли отправиться на поиски таинственной женщины. Пользуясь случаем, Джинта потребовал передать ему звание Золотого. Дон проигнорировал просьбу, сказав, что он «Золотой навеки», и согласился с тем, что Джинта и Уруру должны остаться в магазине. Джинта разозлился, но не успел ничего сделать — его остановил Тессай. Дон был впечатлён «невероятной причёской» Тессая.

Несколько минут спустя. Дорога.

Дон ехал за рулём своей машины, «Жанны д'Арк». Юзу дала ему телефон «Унагии», места, где подрабатывал Ичиго. Подумав (как и многие другие, кто слышал это название), что это — кафе, в котором подают угрей, Дон решил убить двух зайцев — встретиться с Ичиго, не отвлекая его от работы, и пообедать. Он позвонил и заказал угря, но в ответ на него только раздражённо накричали, что «здесь не подают угрей». Дон был в растерянности.

Дон не был хорош в сражениях. Рядом с капитаном синигами он был совершенно бессилен. Он не знал кидо, не владел навыками квинси. Однако в одном он был силён. Когда Урюу Исида вызвал Ичиго на дуэль и выманил в Каракуру множество пустых, Дон почувствовал это, несмотря на то, что он находился в тридцати километрах от города.

До встречи с Ичиго Дон не подозревал, что его способ помощи духам на самом деле ускорял пустификацию. Теперь он пытался освободить духов от сожалений, которые удерживали их в этом мире, с помощью разговора. Зрителей удивила такая перемена, но програма продолжала выходить, ведь её суть — взаимодействие с духами — осталась на месте.

Каракура, микрорайон Машиба, швейный магазин «Подсолнух».

Квинси Урюу Исида разговаривал со своей подругой Орихиме Иноуэ по таксофону, располагавшемуся рядом с «Подсолнухом». Прошлым вечером они оба почувствовали присутствие арранкаров. Они решили ничего не рассказывать Ичиго, чтобы не беспокоить его. А их общего друга Ясуторы Садо не было в городе — в последнее время он часто бывал в отъезде.

Урюу убеждал Орихиме в том, что она должна поехать болеть за Тацуки на соревнованиях, которые проводились в другом городе, — если в Каракуре что-то случится, он и сам справится.

Урюу уже больше года периодически чувствовал присутствие женщины в маске, но она всегда исчезала до того, как он мог добраться до неё. Вероятно, Ичиго были известны слухи, но друзей он о ней не спрашивал, а те, в свою очередь, эту тему не поднимали.

Ему не нравилось то, что Ичиго всё время притворялся, что ему нет дела до духовного мира. Урюу прекрасно знал, как это — потерять свои силы. Он тоже пережил это. Помог ему вернуть силы квинси его отец, но синигами навряд ли поможет такой метод.

Исида направился в магазин. По пути ему на глаза попался плакат, рекламирующий шоу Дона Канонджи. Он однажды присутствовал на съёмках этой телепрограммы. Дон действительно мог видеть духов, но совершенно не умел их изгонять. Взглянув в последний раз на плакат, Урюу пробормотал, что у Дона есть некоторое чувство стиля, но цветам не хватает согласованности, и ему нужно уделить больше внимания холодным цветам.

Несколько часов спустя.

Дон изъездил всю Каракуру в поисках женщины в маске. Он что-то чувствовал. Словно паутинка прилипла к его коже. Словно паутиной был обтянут весь город. Чем ближе он подбирался к Цубакидаю, тем сильнее становилось ощущение. Должно быть, именно там был центр паучьей сети.

Дон не знал, опасна эта паутина или нет — но, будучи героем, был обязан это выяснить.

Добравшись до своей цели, герой вышел из машины. Перед ним высилось здание больницы Мацукуры, давным-давно заброшенное. Именно здесь он познакомился с Ичиго и именно здесь он узнал, как он ошибался, пытаясь изгонять духов своими методами. Это место было очень важным для Дона.

Он чувствовал, что именно в заброшенной больнице сходились все нити паутины.

Со своим излюбленным посохом в руке, Дон подошёл ко входу в здание. Ему вспомнился странный человек, напавший на друзей Ичиго год назад. Он просто излучал опасность. И хотя сейчас Дон не ощущал такого ужаса, на крыше явно происходило нечто загадочное. Но пусть Дон и нервничал, он бы ни за что не сбежал.

SAFWY Kanonji meets Roca

Дон забрался на крышу. Его страх не оправдался — на крыше не было гигантского паука. Была там всего лишь девушка, половину лица которой закрывала маска в виде черепа. С грустью во взгляде, она смотрела сверху вниз на город.

Дон удивился. У девушки действительно была аура пустого, но тем не менее, её могли видеть обычные люди. Как будто бы она принадлежала и к миру духов, и миру людей.

Несмотря на всё, Дон принял свою фирменную позу и прокричал: «Духи всегда с тобой!» Девушка — ей никак нельзя было дать больше двадцати — удивлённо посмотрела на него. Дон подошёл к ней и сказал: «Прекрасная дама, будьте спокойны, я Ваш друг. Пожалуйста, поведайте мне, Дону Канонджи, причину той тоски, что я вижу в Ваших глазах.»

Так наш герой появлися в жизни девушки и — совершенно не подозревая об этом — подверг себя огромной опасности.

Глава 8 Править

Общество душ, торговый район Сейрейтея, «Серебряная стрекоза».

С нападения арранкаров прошло полдня. Поскольку всё было спокойно, состояние тревоги было отменено во всех районах Сейрейтея, кроме НИИ и его окресностей. Тем не менее, жителям советовали оставаться в домах.

Торговый район выглядел опустевшим. На улице почти никого не было. Магазины, по большей части, были закрыты.

Однако, магазин очков под названием «Серебряная стрекоза» продолжал работать. Владельцем лавки был Гинджиро Широгане, бывший лейтенант шестого отряда.

К прилавку подошла Мареё Омаэда — самая юная представительница знатного клана. Гинджиро заметил, что в такой ситуации девочке не стоит ходить по городу одной. Мареё извинилась и сказала, что она очень хочет забрать свой заказ — пару очков для её брата Мареджиросабуро.

Завязался разговор. Обсуждали то, что НИИ пригласил Мареджиросабуро работать у них. Большинство членов семьи Омаэда вступали в отряд тайных операций, но Мареё хотела однажды присоединиться к четвёртому отряду.

Очки были подарком на день рождения. Но, как оказалось, Михане — дочь Гинджиро, которая совмещала работу в магазине с постом девятого офицера шестого отряда, — забыла пополнить запасы обёрточной бумаги у стойки. Пригласив девочку подождать за прилавком — вдруг вторженцы объявятся снова, — Гинджиро удалился в подсобное помещение за запасной.

Продавец отсутствовал около минуты. Около магазина промелькнула белая тень. На секунду Мареё испугалась, подумав, что это мог быть вторженец, но быстро поняла, что то, что она увидела, было капитанским хаори.

Однако, она не знала, что человек, который подошёл к лавке, не был одним из тринадцати капитанов. Не знала она и того, что он должен был сидеть в тюрьме.

Мужчина подошёл к стойке и положил на неё сумку. Судя по звуку, она была набита деньгами. Он повернулся к девочке и сказал: «Ты… Мареё Омаэда. Единственный светлый человек в этом никчёмном клане. Уйди отсюда, если не хочешь загубить остаток своей жизни».

Несколько минут спустя. Где-то в Сейрейтее.

Лейтенант второго отряда, Маречиё Омаэда, грыз рисовые крекеры и жаловался на то, что их заставляют дежурить всю ночь. Он был командиром разведывательного подразделения отряда тайных операций и поэтому был обязан оставаться на посту до утра — и, если к тому времени ничего не произойдёт, тревогу планировалось отменить полностью.

Ему передали, что его младшая сестра находилась в торговом районе и, более того, спорила с «синигами в хаори капитана одиннадцатого отряда» около «Серебряной стрекозы». Маречиё бросился спасать сестру. И как её угораздило поссориться с Зараки?

Возле «Серебряной стрекозы».

Бросив такую резкую фразу в адрес семьи Мареё, Азаширо удалился из магазина. Девочка последовала за ним, предположив, что это какое-то недоразумение. Азаширо в ответ сказал, что лично его дела клана Омаэда не задевали, но если бы он не был знатной семьёй, Общество душ ничего бы не потеряло. Спор начал затягиваться. Азаширо сказал, что ему неинтересны пустые разговоры.

Добежав до «Стрекозы», Маречиё обнаружил, что человеком в хаори был не Зараки. Он сказал Азаширо, что выдача себя за капитана — это серьёзное преступление. Азаширо было прекрасно известно об этом. Знал он и о том, кто такой Маречиё Омаэда.

Азаширо собрался уходить. Разъярённый Маречиё попытался схватить нарушителя, но вместо этого внезапно подлетел в воздух и с силой ударился о землю. Азаширо при этом даже не пошевелился. Он сказал, что не любит бессмысленные драки, и высказал надежду, что это простого приёма будет достаточно, чтобы Маречиё понял разницу в силе между ними.

Маречиё подавил страх и поднялся на ноги. Затем обнажил меч и сказал Мареё бежать.

«Путь связывания 63!» — внезапно прозвучал другой голос. Гинджиро обездвижил Азаширо с помощью заклинания. Рядом с ними появился ещё один человек. Это был отец Мареё и Маречиё — Мареношин Омаэда. Он наложил на Азаширо путь связывания 75. На преступника обрушились пять металлических столбов. Гинджиро добавил путь связывания 61, а Мареношин напоследок наложил Отвергающую пустоту.

И Мареё, и Маречиё удивились, каким серьёзным был их отец. Им редко случалось видеть его таким. Похоже, подчинённые Мареношина рассказали ему, что здесь произошло.

Мареношин и Гинджиро более не были синигами. Их имена удалили из списков Готея. Им пришлось сдать свои духовные мечи, но это ни в коей мере не делало двух бывших лейтенантов беззащитными.

Азаширо спросил, зачем они это сделали. Мареношин просит его не прикидываться дурачком. Когда-то он служил в отряде тайных операций, и ему было прекрасно известно о том, что Азаширо ещё девятнадцать тысяч с лишним лет должен сидеть в Небытии. Когда такой человек разговаривает с его драгоценной дочерью, у нет другого выбора.

Маречиё пытался осознать, что сказал его отец. Этот человек сбежал из Небытия? Да из ада сбежать проще! Кто же это такой?

Азаширо вздохнул. «Похоже, я не совсем ясно выразился…» Четыре уровня кидо мгновенно испарились. «Я спрашиваю, зачем вы напали на меня, хотя прекрасно знали, что ваши атаки не подействуют?»

Где-то в западном Руконгае.

Один из Пикаро обнаружил огромные руки, торчащие из-под земли, держащие баннер с надписью «Куукаку Шиба». Не скрывая восхищения, арранкар стал ходить вокруг и осматривать инсталляцию со всех сторон.

Послышался голос. Йоруичи Шихоин позабавило, как арранкару понравился стиль её подруги. Пикаро предложил ей поиграть во что-нибудь. Йоруичи сказала, что не прочь поиграть в салки, но с одним условием — она будет водить.

Внезапно Пикаро почувствовал, что рядом есть кто-то ещё.

Возле «Серебряной стрекозы».

Из-за спины Азаширо вышла женщина в белом кимоно и рассмеялась. Он спросила, почему Азаширо, который так ненавидит пустые разговоры, потратил столько времени на спор с девочкой. Она предположила, что девочка похожа на одного человека, и Азаширо боялся, что она кончит так же.

Азаширо, как обычно, попросил её замолчать. Он обратился к Гинджиро и сказал, что оставил на прилавке деньги — компенсацию, которую он должен был семье Широгане уже 250 лет, — и попросил их принять. Гинджиро нахмурился. Судя по всему, он понимал, о чём говорил преступник.

Затем Азаширо растворился в воздухе.

Подоспевшая Суй-Фэн — капитан второго отряда и командир отряда тайных операций — стала орать на Маречиё за то, что он покинул свой пост. Однако Мареношин, который когда-то был её начальником, в ответ отругал её. Почему она и её подразделение задержания позволили Кенпачи Азаширо сбежать из тюрьмы и, более того, даже ничего не знают об этом? Он предположил, что с тех пор, как Йоруичи вернулась, Суй-Фэн стала относиться к своей работе совсем невнимательно.

Маречиё подумал, что позже Суй-Фэн наверняка выльет напопленную злость на него. Капитан в это время связывалась с подразделением задержания.

Маречиё решил успокоить отца и похвалил его заклятья, сказав, что он сам бы так не смог. Однако его план потерпел крах. Мареношин стал ругать Суй-Фэн за то, что она даже не может научить его сына нормально пользоваться путями связывания. Та опустила голову и признала свою ошибку. Это успокоило Мареношина. Он сказал ей лучше тренировать его сына, что самого́ сына, который был невероятно ленив, заставило нервничать.

Мареношин подхватил дочь, сказал на прощание, что сообщит обо всём первому отряду, и удалился. Гинджиро вернулся в магазин. Оставшись наедине с Суй-Фэн, Маречие упал на колени и попросил прощения за тираду своего отца. Капитан ответила ему, что сейчас не время для этого.

Маречиё спросил, действительно ли Азаширо так силён. Суй-Фэн ответила, что он попал в тюрьму ещё до того, как Йоруичи стала капитаном. Он совершил очень ужасное преступление, и арестовывать его отправили всех капитанов Готея вместе. Однако, им этого сделать не удалось. Они не могли оставить на Азаширо и царапины.

Полчаса спустя. Казармы первого отряда.

На собрании отсутсвовали три капитана: Укитаке — потому что был болен, Зараки и Куроцучи — по неизвестным причинам. Суй-Фэн доложила о ситуации: Кенпачи Азаширо сбежал из Небытия. Все остальные заключённые на месте.

Пять из присутсвовавших капитанов отреагировали на имя Азаширо. Это были Рецу Унохана, Сюнсуй Кьёраку и ещё трое, которых недавно восстановили в звании: Шинджи Хирако, Роджуро Оторибаши и Кенсей Мугурума.

Азаширо посадили до того, как Хирако стал капитаном. Роз добавил, что это случилось более двухсот лет назад. Кенсей заметил, что тогда все они были лишь офицерами.

Унохана прошептала, что не ожидала снова услышать это имя так скоро. А Кьёраку думал о девушке-арранкаре, котрую он встретил. Могло ли её появление быть связано с Азаширо?

Тоширо Хицугая сказал, что никогда не слышал об Азаширо. Кенпачи? Это какая-то шутка? Или просто совпадение? Бьякуя Кучики напомнил, что титул Кенпачи переходит в смертельной схватке от проигравшего победителю. Однако, он слышал, что из этого правила было исключение. Главнокомандующий Ямамото подтвердил, что этим исключением был Азаширо.

Азаширо стал восьмым Кенпачи, убив на дуэли седьмого, Кенпачи Куруяшики. Но самого Азаширо так никто и не победил. Кенпачи попал в тюрьму, и его титул передали его лейтенанту.

Кьёраку объяснил, что девятого Кенпачи убил Киганджоу, сильный воин из Руконгая, а его в свою очередь сразил Зараки. Также он рассказал, что никто никогда не видел духовный меч Азаширо — но, очевидно, он у него был. Саджин Комамура предположил, что его меч был иллюзионного типа — как Кьёка Суйгецу Айзена. Кьёраку не отрицал такой вариант. Он сказал, что когда Совет 46 спросил у Азаширо, где его меч, тот ответил, что он у них перед глазами.

Хицугая удивился, что совет не обратил на такое внимания. Кьёраку ответил, что Кенпачи — это всегда особый случай. Киганджоу тоже едва ли интересовало мнение совета. Хицугая заметил, что, выходит, Кенпачи пользуются большими привилегиями. Не поэтому ли Азаширо захотел получить этот титул?

В то же время. Сейрейтей, развалины места казни.

Юмичика Аясегава был в плохом настроении. Это место напоминало ему о том, как он проиграл Гандзю Шибе.

Старое место казни представляло из себя широкую и глубокую яму. Её стены были сделаны из камня секки, а верх был закрыт барьером. Внизу были две огромные двери. Одна — для приговорённых, другая — для пустых. И когда они открывались, начинался спектакль. Это было одной из тёмных сторон Общества душ. Ямой давно не пользовались, но много синигами и даже дворян сложили там головы.

Когда Юмичика и Иккаку вернулись их Руконгая, они обнаружили подозрительную духовную нить. Она явно принадлежала синигами, но была особенной. От неё как будто бы веяло угрозой. В некоторый момент нить разделилась на две. Иккаку пошёл искать один конец, а Юмичика — другой. Это и привело его сюда.

Нить обрывалась. Похоже, барьер, созданный камнем секки, разрубил её.

Внезапно послышался голос. Молодой человек спрашивал, когда уже они засыпят эту яму. Столько места пропадает зря. Незнакомец заметил, что если бы не яма, Юмичика вполне мог бы победить Гандзю Шибу. Он рассуждал об их сражении так, словно видел его собственными глазами. Но не это злило Юмичику больше всего. Незнакомец был одет в хаори капитана одиннадцатого отряда. А носить его имеет право только один человек — Кенпачи Зараки.

Азаширо сказал, что Зараки не заслужил титул Кенпачи, поскольку не побеждал настоящего Кенпачи. А к тому же ещё и проиграл Ичиго Куросаки, который даже не владел банкаем. Увидев в словах незнакомца оскорбление его капитана, Юмичика высвободил Фудзи Кудзяку и набросился на Азаширо. Но у него ничего не вышло. Его ноги увязли в брусчатке. Это иллюзия? Он не мог пошевелиться. Рукава его формы затягивались вокруг него, словно удавы. Юмичика чувствовал, что меч выскользает из его руки. Что происходит?

Меч выпорхнул из его руки и приземлился в ладонь Азаширо. Клинок вернулся в невысвобожденную форму.

Азаширо спросил, почему Юмичика скрывает от своих товарищей истинную силу Рурииро Кудзяку — высасывание духовных сил противника. Юмичика ответил, что в одиннадцатом отряде презирают магические мечи, и поэтому он не показывает настоящие способности своего меча на людях.

Азаширо заметил, что Зараки и Мадараме вряд ли будут презирать Юмичику за колдунский меч. Это была не издёвка. Азаширо было интересно, что на это скажет Юмичика.

Юмичика ответил, что даже если им будет всё равно, он не сможет простить себя за бесчестие, которое он таким образом принесёт одиннадцатому отряду.

Азаширо уверил, что не станет раскрывать секрет Юмичики — но и меч не вернёт. Пока. Юмичика был несогласен, но что он мог сделать? Он был связан.

Азаширо вздохнул и собрался было уходить, но тут перед ним снова возникла та женщина, смеясь, как обычно. Она сказала, что для человека, который ненавидит пустые разговоры, он слишком часто в них вступает. Может быть, это скрытая привязанность? В конце концов, Азаширо целый год прилежно исполнял обязанности капитана. Думал, что тогда остальные согласятся с его идеями? Да ладно? Женщина снова рассмеялась. Она предположила, что если бы Азаширо победил Куруяшики в честной дуэли на мечах, то, может быть, у него что-нибудь бы вышло. Но он убил его подлым ударом на глазах у всего отряда.

Азаширо радражённо отметил, что женщина повторяет это уже в 3245-й раз. Вполне логично, что он выполнял работу капитана, ведь он желал уничтожить пустых. Женщина восхитилась его подсчётами. Азаширо сказал ей исчезнуть.

Юмичика, всё ещё обездвиженный, спросил, с кем разговаривал Азаширо.

Казармы первого отряда.

Мареношин Омаэда закончил свой доклад. Но тут он вспомнил одну мелочь. В какой-то момент Азаширо обернулся и сказал в пустоту: «Помолчи».

Развалины места казни.

Азаширо сказал, что говорил, вроде как, сам с собой.

Юмичика спросил, почему Азаширо его не прикончил. Тот ответил, что в этом нет нужды. Синигами существуют для того, чтобы уничтожать пустых, быть проводниками духов и сохранять равновесие между миром людей и Обществом душ. И в междоусобицах нет никакого смысла. Он сказал, что позже вернёт Юмичике его меч, и исчез.

Казармы первого отряда.

Внезапно из угла зала подала голос Йоруичи:

«Кенпачи Азаширо говорил с Урозакуро.»

Ямамото заметил, что он её не приглашал, однако позволил остаться. Йоруичи сказала, что хотела прийти раньше, но была занята «игрой в салки».

Суй-Фэн спросила, кто такой или что такое Урозакуро. Йоруичи ответила, что это духовный меч Азаширо.

Ямамото поинтересовался, откуда Йоруичи об этом известно. Та сказала, что услышала об этом от самой Урозакуро.

Примерно 150 лет назад. Холм Сокьёку, поздемная тренировочная площадка.

Урахара показывал Йоруичи своё новое изобретение — Тэнсинтай. Эта кукла в человеческий рост, будучи пронзённой духовным мечом, воплощала дух этого меча. Она предназначалась для тренировок. Эта модель могла призвать дух лишь примерно на полчаса, но Урахара планировал увеличить это время до трёх дней.

Урахара был готов протестировать устройcnво на своей Бенихиме, но не успел он даже вынуть меч из ножен, как кукла стала преображаться.

Она превратилась в энергичную женщину. Её глаза были завязаны кожаным поясом. Она задорно рассмеялась. Она сказала, что давно хотела увидеться с Кисуке. Спросила, скучал ли он. Или он проводил всё время в комании Йоруичи и забыл о ней?

Но Урахара не знал эту женщину. Она представилась: Урозакуро. Она сказала, что они никогда не встречались, но она всё о них знает.

Йоруичи ещё не была капитаном, однако она служила в отряде тайных операций. И она не могла проигнориовать следующую фразу незнакомки: «Я — духовный меч Кенпачи Азаширо, который сейчас находится в Небытии. Рада познакомиться!»

Настоящее время. Казармы первого отряда.

Йоруичи сказала, что прекрасно поболтали за эти полчаса. Урозакуро рассказывала всё о своих способностях, мотивировав это тем, что она будет рада, если её хозяина загонят в угол.

Ямамото сказал, что ему ничего об этом не было известно. Йоруичи объяснила, что она подала отчёт главе отряда тайных операций, а тот доложил Совету 46. Совет решил оставить эту информацию в тайне, чтобы не сеять панику. Но, пожалуй, теперь Йоруичи могла спокойно об этом рассказать. Из того совета никто не остался в живых — Айзен убил всех, кто не умер раньше от болезни или несчастного случая.

Хицугая спросил, насколько силён Азаширо. Йоруичи сказала, что он мог бы сражаться наравне с Айзеном. Шокированный Маречиё воскликнул, как такое может быть. Суй-Фэн оперативно пнула его.

Йоруичи рассказала о силах Азаширо. Его внутренний мир постоянно связан с реальностью. Никто не видел его меч потому, что он всегда в банкае. Его сила — сливаться с окружающим миром и управлять им. Воздухом. Землёй. Всем.

Когда она пыталась установить его местоположоление, много лет назад, когда его разыскивали, она не могла сказать ничего точнее, чем то, что он в Сейрейтее. Он мог раствориться в воздухе, и тогда его нельзя было ранить. Более того, он мог убить своего противника, просто расширив воздух в его лёгких.

Хицугая спросил, какой радиус у его способности. Йоруичи сказала, что она, по сути, уже ответила на этот вопрос. Радиус способностей Азаширо покрывал весь Сейрейтей. Маречиё спросил, значит ли это, что Азаширо уже слился со всем Сейрейтеем.

Йоруичи объяснила, что Азаширо чувствует всё, что происходит в той области, с которой он слился, — так, как если бы это всё происходило у него в голове. То есть, он мог даже слушать их разговор.

Комамура сказал, что если это так, то Азаширо должен был сбежать куда раньше. Йоруичи ответила, что Небытие не так просто. На него наложено бесчисленное количество печатей, сдерживающих силы духовных мечей заключённых. По словам Урозакуро, Азаширо видел и слышал всё, что происходило в Сейрейтее, но не мог ни на что повлиять.

Но как же тогда он смог сбежать? Суй-Фэн считала, что ему позволила это сделать атака вторженцев на НИИ. В те времена, когда Урахара был капитаном двенадцатого отряда, было решено перенести часть запечатывающих механизмов в институт. Распеределить их казалось безопаснее, чем держать их все в одном месте. Но в случае с Азаширо вышло всё наоборот. Обычно у приговорённых отнимают духовные мечи, но в случае с Азаширо сделать это не представлялось возможным. После атаки печать ослабла, что позволило Азаширо в некоторой степени управлять окружающим миром.

Хирако высказал беспокойство о том, что Азаширо мог использовать свои силы, чтобы выпустить Айзена и других заключённых. Йоруичи предположила, что это ему ни к чему, ведь он не хочет сеять разрушение и хаос.

«Ведь так, Кенпачи Азаширо?»

Азаширо медленно материализовался из воздуха. Ямамото спросил, как он, Соя Азаширо, смеет входить в этот зал, и чего хочет беглец из Небытия, который сам в него сдался. Строгий тон главнокомандующего нисколько не смутил Азаширо.

Азаширо удивился, что Ямамото вообще задаёт вопросы. Раньше главнокомандующий без лишних слов обнажил бы меч. Азаширо сказал, что уважал Ямамото за то, что он сделал бы что угодно ради Общества душ — даже взял бы на себя роль злодея. Но Ичиго Куросаки изменил его. К сожалению.

Ямамото раздражала пустая болтовня. Остальные капитаны чувствовали, что его духовная сила нарастает — воздух в зале начал пощипывать кожу.

Азаширо сказал, что цели у него всё те же. Он не желает Обществу душ ничего плохого. Он всего лишь хочет исполнить свою миссию как синигами — уничтожить всех пустых. И для начала — «разобраться» с арранкаром, половину лица которой закрывает маска.

Кьёраку вставил, что ответ Азаширо звучит неубедительно. И что же он хочет сделать с силами этого арранкара?

Азаширо подтвердил, что нападение втроженки помогло ему вернуть силы — однако, он с ней не сговаривался. Но если он сможет заполучить силы девушки, они принесут много пользы Обществу душ и миру людей. Он хотел работать вместе с девушкой, если получится.

Ямамото спросил, о какой пользе говорит Азаширо.

Азаширо собрался очистить Уэко Мундо от пустых и слегка подправить души людей. И всё. Сожаления, алчность, инстинкты — вот что разрушает цепи судьбы и приводит к появляению пустых. Азаширо собирался всего лишь уничтожить в людях эти черты. Азаширо сказал, что даже сами люди таким занимаются и называют это психохирургией.

Психохирургия. Или лоботомия. Раздел медицины, который пытается лечить психические болезни путём удаления частей мозга. Такой подход имел множество побочных эффектов и давно уже не практиковался в мире людей. Но Азаширо, по всей видимости, посчитал это вполне подходящим примером.

Он собирался примерно этим и заняться. Он хотел улучшить мозги людей и духов и удалить те черты, из-за которых они могли превратиться в пустых. В конце концов, никому больше не придётся отправляться в ад.

Азаширо хотел переделать всё человечество.

Первым отреагировал Хирако. Что за идиотский план? Даже если это и возможно сделать, это займёт целую вечность. Азаширо в курсе, сколько миллиардов людей существует? На что Кенпачи ответил, что, обладай он силами девушки, он справился бы за год. По сравнению с продолжительностью жизни синигами, это — один миг.

Капитаны не знали, какими способностями обладала девушка, и со слов Азаширо предположили, что они могли довести силу слияния Азаширо до небывалого уровня.

Хицугая заметил, что это иронично, что Азаширо ищет помощи у столь ненавистных ему пустых. Азаширо поправил: он не ненавидит пустых. Он всего лишь считает, что их всех нужно очистить.

Ямамото сказал, что Общество душ и мир людей — две стороны одной медали. План Азаширо неуважительно относился к людям. И к справедливости, которую установили предшественники Азаширо. Азаширо ответил, что уважение — это лишь бессмысленный груз. Он считал, что синигами — и он сам в том числе — должны быть лишь той силой, что заставляет мир вращаться.

Затем, заметив, что его объяснение было лишь бездарной потерей времени, ведь с ним, очевидно, никто не был согласен, Азаширо вздохнул и растворился в воздухе.

Глава 9 Править

Час назад. Каракура, микрорайон Цубакидай, больница Мацукуры.

«Почему я всё ещё жива?»

Вот о чём думала девушка-арранкар, Рока Парамия, стоя на крыше заброшенной больницы.

Её хозяин, Заельапорро, однажды сказал, чтобы она не думала, что может действовать по собственной воле. Если она не будет слушаться, то толку от неё будет, как от roca(, Flag of Spain камень)
roca

Flag of Spain камень
. После этого Заельапорро заметил, что имя девушке как нельзя подходит.

Он сам так назвал её — Адхучаса-паука — прямо перед тем, как Айзен превратил её в арранкара. Она была лишь инструментом, но в то же время обладала личностью. И почему она была всё ещё жива?

Рока была результатом эксперимента Заельапорро, в котором он переплёл друг с другом множество душ, тем самым создав искусственного Меноса Гранде.

По задумке, её должен был убить Кенпачи Куруяшики, но он сохранил ей жизнь. Рока думала, что, в таком случае, хозяин сам прикончит её. Она надеялась на это. Тогда ей больше не придётся размышлять о смысле своего существования. Но когда Заельапорро увидел смерть Куруяшики, у него родилась новая идея. И следующие двести лет он проводил эксперименты над Рокой. Он снова и снова вскрывал её тело. Устав от криков, в конце концов, он стал использовать наркоз.

В результате Рока получила новую силу. Силу связываться с любой вещью с помощью нитей Негасьона и передавать духовную энергию и информацию.

Она была рада приносить пользу своему создателю. Но это длилось недолго. Когда Заельапорро довёл до совершенства Габриэль — одну из своих способностей, Рока стала ему не нужна. И она снова потеряла смысл жизни.

В конце концов, она стала выполнять разные поручения и работать медсестрой. Она повстречалась со всеми эспадами, но никому из них она не была нужна.

Когда она лечила Ямми, тот разбил ей голову. Она думала, что умрёт. Став арранкаром, она, как и многие, потеряла способность к мгновенной регенерации. Но сердцем её способностей была «Резервная копия». Скопировав свою душу и воспоминания во внешнее хранилище, она могла использовать его, чтобы воскреснуть.

В поисках бессмертия, Заельапорро присоединился к её нитям и с её помощью постоянно создавал резервные копии своих воспоминаний, рассеивая их по всему Уэко Мундо — по камням, кварцевым деревьям и так далее. Но потом он обрёл Габриэль. Ему больше не нужны были резервные копии, чтобы возродиться. И даже тогда он не убил её. Он оставил её, на правах удобной доски для заметок.

Во время бесчисленных экспериментов Рока связала свою душу с большой частью Уэко Мундо. Когда она была при смерти с разбитой головой, информация, которую она рассеяла по камням, деревьям и стенам дворца соединилась вновь при помощи её нитей и восстановила её тело, душу и воспоминания.

Это заняло много времени. Позже она узнала, что, пока она восстанавливалась, Айзен покинул Уэко Мундо, а её хозяина убил один из синигами.

После этого она лишь бесцельно бродила. Она заглянула в Каракуру, город, за которым так часто наблюдали Заельапорро и Айзен. Но и там она не нашла себе цели. Её нити Негасьона сами по себе соединялись со всем, что её окружало. Поэтому её могли замечать и люди, обычно не способные видеть духов.

Она была опустошена. Совершенно. И тут она услышала голос.

«Ты слышишь меня, идиотка?» — спросил голос Заельапорро.

Рока не знала, что её нити продолжали посылать ей информацию об Уэко Мундо, пока она восстанавливалась. Она стала собирать нити, воссоздавая личность своего хозяина из информации, разбросанной по её гигантской сети.

Голос говорил, что ему нужно тело. И не просто какое-нибудь, а подходящее.

Так Рока снова стала инструментом в руках Заельапорро. Свобода всё равно ничего для неё не значила. Ей нужна была цель.

Эти мысли прервал внезапно появившийся герой. Она могла убежать, однако тот, с кем она столкнулась, не был синигами, квинси или пустым — а именно от них Заельапорро приказал ей убегать. Она не шевелилась. И не отвечала. Но мужчина взял её за руку и сказал: «Прекрасная дама, будьте спокойны, я Ваш друг. Пожалуйста, поведайте мне, Дону Канонджи, причину той тоски, что я вижу в Ваших глазах.»

Глава 10 Править

Общество душ, НИИ синигами.

Торуэ хвасталась всем результатом своей работы: в её руках спал один из Пикаро. Маленький арранкар находился под анестезией. Торуэ поймала его во время игры в салки, вместе с Куукаку и Йоруичи.

Кон был недоволен. Он громко жаловался на разницу в обращении с подопытными. Почему его ловили не с помощью «сладкой» Торуэ? Он бросился к ней, но она оттолкнула его.

Акон спросил, где Маюри. Капитан был чем-то занят — отправился куда-то вместе с Нему. Связи с ним не было, поэтому он и не смог узнать о собрании капитанов.

Где-то в Гарганте.

Пустые, направляясь куда-либо, например, в мир людей или Общество душ, использут Гарганту как коридор. Двойник Заельапорро, создавший там себе комнату, нахмурившись, смотрел на тело Заельапорро Гранца. По какой-то причине он не мог слиться с ним. Неужели Маюри смог что-то сделать с трупом?

Он взял скальпель и уже был готов начать вскрытие, как у него за спиной появились Маюри и Нему. Маюри сказал, что мешать людям проводить эксперименты некрасиво. Арранкар в ответ похвалил капитана за то, что тот смог найти его в глубинах Гарганты.

Маюри спросил, кем является его собеседник. Этот вопрос рассердил арранкара. Он раздражённо напомнил капитану, что его зовут Заельапорро Гранц. Маюри лишь вздохнул. Он спросил, чем, в таком случае, является его собеседник. Арранкар решил, что Маюри над ним издевается.

Маюри объяснил, что после того, как он ввёл Заельапорро Гранцу инъекцию сверхчеловека, для того должно было пройти не менее сотни лет до того, как он умер. Маюри спросил, перенёс ли его собеседник такой опыт.

Арранкар не понимал, о чём говорит Маюри.

Маюри продолжил. Он взял частицу души Заельапорро как образец и получил подтверждение того, что он пересёк врата ада. Отсюда вопрос: арранкар сбежал из ада? В таком случае, Маюри хотел знать больше.

Арранкар был шокирован. Он как будто бы обнаружил ряд запертых дверей у себя в голове. Такого просто не могло быть…

Маюри заметил, что его догадка была верна. Он спросил, давно ли двойник думает, что он — Заельапорро Гранц?

Арранкар попытался сбежать с помощью нитей Негасьона, но Маюри сказал ему, что он их все перерубил перед тем, как войти. Впрочем, двойник мог сбежать пешком — и в таком случае Маюри обещал не преследовать его, поскольку он был ему неинтересен, раз уж его догадка уже подтвердилась.

Маюри объяснил, что арранкар не был Заельапорро Гранцем. Он был лишь массой из духовных частиц, содержащих частичные информацию и воспоминания. Навроде компьютерного вируса в сети женщины в маске.

Да, теперь Маюри интересовала эта женщина. Арранкар был оскорблён. Его превзошёл его собственный инструмент? Он пал ниже Роки?

Маюри отметил имя женщины и пообещал его потом написать на соответсвующей бирке.

Арранкар, не издав ни звука, упал на колени. Он думал и, в конце концов… смирился с фактами. И в этот момент некоторая цепь внутри него отпустила его. Его духовная сила резко выросла. Маюри повернулся к нему, но он уже исчез. Оставив гигантскую дыру в полу. Маюри приказал Нему измерить остаточную духовную силу. Результат его заинтересовал. Число превосходило показатели Ямми Льярго, сильнейшего из эспад.

Руконгай.

Пикаро потеряли одного из своих. Они даже не чувствовали его духовную силу. Они предположили, что это потому, что он был в Сейрейтее. Мнения разделились: кто-то хотел спасти его, другие боялись, что в таком случае они проиграют Дону.

Несмотря на то, что сейчас Пикаро были сотней детей, когда-то они были одним Адхучасом.

Хотя, если обратиться к самому началу их истории, они всё же были детьми. Они жили в общине. Большинство взрослых, в частности, те, кто присматривал за детьми, погибли. Дети остались сами по себе. В конце концов, они умерли с голоду и стали привязанными к месту духами. Синигами не пришли за ними, и, в итоге, они стали пустыми. Они стали пожирать друг друга. Пустой, вышедший победителем из схватки, заполнил пустоту внутри, частично вернул себе разум и осознал, что он натворил. Он стал скитаться по Уэко Мундо и миру людей в поисках друзей, которых он съел. Он эволюционировал в Гиллиана, а затем и в Адхучаса.

Адхучас обладает куда более ясным рассудком. Он стал искать привязанных к месту духов детей и скармливать им часть своего тела, в надежде на то, что, заполнив пустоту внутри, они не будут драться. Впоследствии эти пустые тоже стали Адхучасами. Они обладали такими же силами, как и первый пустой.

Попав в лапы Заельапорро, они получили имя Пикаро. Так и исполнилась их мечта найти друзей.

Тут над ними открылась Гарганта. Из неё вышел двойник Заельаопрро. Пикаро приветствовали его. Они не подозревали, что это ненастоящий Октава.

Пикаро осознали, что он и был источником той другой духовной силы, которую они почувствовали, когда столкнулись с Рокой в Уэко Мундо.

Двойник Заельапорро спросил, не против ли Пикаро сыграть с ним в игру? Те с радостью согласились и тут же стали гадать, во что же с ними хотят поиграть: в царя горы, в поиск сокровищ или во что-то ещё?

Фальшивый Октава сказал, что они действительно будут искать сокровище. И это сокровище позволит возвести кое-кого на трон. А когда они с этим покончат, нужно будет найти Року Парамию.

Зловещая ухмылка появилась на лице арранкара. Смятение, закравшееся в его душу во время разговора с Маюри, давно уже исчезло.

Пикаро не замечали, что вытатуированная цифра «8» изчезала с тела арранкара. Вместо неё на левом глазу появилось число «100».

Эпилог Править

Казармы одиннадцатого отряда.

Специализацией одиннадцатого отряда всегда был ближний бой. Когда капитаном был Куруяшики, отряд был командой выдающихся мастеров и мастериц меча. Когда во главе был Киганджоу, отряд получил репутацию сборища грубиянов и бандитов и более с ней не расставался. Сейчас в нём едва ли можно было найти представительниц прекрасного пола, за исключением, разве что, лейтенанта Ячиру Кусаджиши.

Юмичика лишился духовного меча. Но вместо того, чтобы смотреть на него свысока, его товарищи гадали, что же за силач смог победить их пятого офицера.

Юмичика и Иккаку разговаривали. Иккаку прекрасно понимал состояние своего товарища. Он и сам никак не мог забыть то, что Ичиго однажды обработал его раны после их дуэли.

Но зачем Азаширо понадобился Фудзи Кудзяку? Юмичика подозревал, что это должно быть связано со способностями меча. Но поделиться этой догадкой он, разумеется, ни с кем не мог. И это его беспокоило. Сильно беспокоило.

Юмичика и Иккаку услышали тихий перезвон колокольчиков. Капитан Зараки вошёл в комнату.

Он спросил у Юмичики о его сражении с беглецом из Небытия. Юмичика сказал, что сражения, по сути, и не было — они даже не скрестили мечи. Он попытался объяснить, на что способен Азаширо, но Иккаку его остановил, сказав ему, чтобы он не морщился так, как будто он при смерти. Зараки согласился с ним — если он будет знать слабости противника, будет слишком скучно.

Юмичика понял, что волновался он зря. Его товарищи всего лишь хотят насладиться битвой. И всё.

Зараки хотел лишь знать одну вещь: силён ли Азаширо. Юмичика сказал, что да. Зараки улыбнулся.

Главнокомандующий приказал Зараки отправиться в Каракуру и найти женщину-арранкара в маске в виде черепа. Зараки совершенно не понимал, зачем это всё, но Ямамото пообещал ему, что, когда он закончит, он сможет побиться с Азаширо не на жизнь, на смерть.

***

Таким образом, три дьявола обратили свой взор на Каракуру. Кенпачи Азаширо, двойник Заельапорро и Кенпачи Зараки. Все трое охотились за хрупкой девушкой-арранкаром.

Но на её стороне был герой.

Читать далее >>

Примечания Править

  1. Автор пересказа (англ.) — Tenshiscave.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.